Вернуться на Сайт

Мемуарная проза 2

                                                             

 

 

 

 

 

     

                       

                      ЛЮДМИЛА  КОРИНА

            

                              РОЖДАЕТСЯ   ПЕСНЯ

      

Любовь до встречи

 

                                                                Но чуда вовсе не случилось от звездопада стороне,

                                   В пяти шагах она упала, не предназначенная мне.

                                              

                                                                     Леонид Бородин

      

                                                                Моя любовь была его воля, он сам шёл ко мне,

                                      я отдохнула на его немоте.

                                                            

                                                            Марина  Цветаева

 

http://0ax.ru/wp-content/uploads/2011/11/%D0%B1%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%B8%D0%BD3.jpg
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ДО ВСТРЕЧИ

 

Дорогой Леонид  ...вич,                                                 

Письмо вам из Италии,где небо “ослепительной и изнурительной голубизны, да ещё с сотнями оттенков.Газету “Русская мысль” получаю с середины 80х.Ваше имя запомнила по портрету-рисунку из лагеря. Только сейчас прочитала ваши повести в “Юности”, нашла тот номер газеты, где сообщается о вашем освобождении в июне 87го.

Когда вы и ваши товарищи были в заключении, болела за вас душой. Вы были хранимы любовью самых близких и совсем дальних.

С вами захотелось поговорить в письме и, даст Бог, познакомиться.

     Живу в Генуе, в райской Лигурии с 78го, наполовину в Москве, на два дома. Сыну Мише 9, приезжаем на каникулы, иногда живём в Москве подолгу. По профессии я переводчица.     Промелькнула заметка о вашем приезде в Италию с дочкой в 89м.Пишете в повести  об Италии -“Под таким небом всегда жить невозможно. Можно отдыхать, но можно ли работать ?”Всегда жить невозможно. Работать можно.Когда технические переводы делаю, зарабатывая на жизнь, погружаюсь на глубину, потом выныриваю в голодной Москве, как за глотком воздуха.

Вы заметили, что на окнах везде жалюзи ?Они регулируют интенсивность света.

О небе Лигурии в пригороде  Генуи Сестри Леванте.Белокаменная набережная почти по всей длине залива.Неба нет и почти совсем нет моря - всё залито серебристо-прозрачным светом, как на картине Серова “Купание коня”. Даниил Андреев писал о таком свете -“Зыблющееся вещество,лучистая звенящая месса”.Такой свет и для радости и печали.Это свечение меняет свою интенсивность, как чувства. Годится для восстановления сил и молчаливого углубления, когда человек может “омыться и опрозрачить.”Рассеянный свет, и земля стала “землёй русского рассеянья”.Дай Бог вам приехать сюда на подольше. Здесь можно отдыхать и работать.Как мне ваши повести понравились !Представляя читателям, Виль Липатов цитирует вас -“не преувеличиваю способностей, догадываюсь о пределах”. Лучше бы он рассказал читателям о вашей судьбе, а художественные достоинства вашей прозы и так очевидны.Пишу стихи и песни недавно, и года нет.Накопилось много -книга в красивом самиздатском переплёте.Поэзия питается хорошей прозой.Настоящая проза сразу ложится стихами - ритмизированная,полная внутренних рифм, другая - вода, уходящая в песок.Ваша относится к первой категории.Взяла отрывок  внутреннего монолога  героя из “Женщины в море” - он поётся ! Написала песню  в образах вашей лирической прозы - “Анастасия”.Прочту её вам при встрече.В середине апреля мы с сыном приедем в Москву на каникулы.До встречи ?

 Мне жаль с вами расставаться...

Допишу несколько слов от руки. По почерку человек немного узнаваем. Стихи пишу под именем Людмила Корина, а фамилия моя, что на конверте, звучит похожей на президентскую.

18.2.91 Генуя                     Людмила Сергеевна    

                               

“Русская мысль” от 3 июля 87 года   Вести с родины. Свободу слову !

      Леонида Бородина освободили 25 июля в 3 часа дня из Лефортовской тюрьмы, где он пробыл последние три с половиной месяца.Мы узнали об этом через час после того, как он приехал домой к жене и десятилетней дочери, но поговорить с ним пока не удалось.Видели его после освобождения лишь несколько самых близких друзей.Они рассказывают, что эти первые дни физически он чувствовал себя очень плохо, да и нервная нагрузка последних месяцев даёт себя знать. Кроме недавно приобретённых болезней, у него ещё очень давняя, с голодных студенческих лет, язва желудка.

     Бородин - первый досрочно освобождённый узник пермского лагеря особого режима N36/1.Книги писателя Леонида Бородина вышли на многих языках.Он был удостоен премии Свободы французским отделением Международного Пен-клуба. Несколько национальных организаций Пен-клуба избрали его своим почётным членом.

    Мы знаем Бородина и как одного из самых известных заключённых лагеря 17-А в Мордовии, который сами заключённые прозвали “гадючником”.Туда для максимальной изоляции свозили самых опасных, с точки зрения гебистов, заключённых из остальных лагерей Мордовии.Но- казалось чудом - именно из этого лагеря выходили на волю то рисованные портреты более двух десятков зэков(мы публикуем портрет Бородина из этой серии), то магнитофонные записи их голосов, дошедшие до Голоса Америки.

     В биографическом словаре диссидентов Советсткого Союза”, изданном в Голландии в 1982 году и включающем более 3400 имён, перечень общественно значимых поступков Бородина занимает целую страницу,хотя авторы ограничились периодом до 1975 года.Тут и первый арест, и изгнание из Университета в 1956г за создание студенческой группы “Свободное слово”.И попытка создания демократической партии в 1964 году. И арест в 1967 году с шестилетним сроком за участие во Всероссийском социал-христианском союзе освобождения народа, созданном Огурцовым.Тогда Бородин сумел собрать более 40кг типографского шрифта для будущей типографии.В лагерее и потом во Владимирской тюрьме, где заканчивал свой первый срок непокорный зэк, появились первые наброски его будущих романов и повестей.

     Освободившись в 1973г, он успел подхватить знамя журнала “Вече”, а потом и сам выпустил два номера “Московского сборника”, пожалуй, наименее любительского из всех самиздатских журналов. И книги - они появлялись одна за другой-“Повесть странного времени”,”Год чуда и печали”, “Третья правда”, “Расставание”,”Правила игры”.И всё это время писатель  оставался зэком.В 1978 году его судили за отказ дачи показаний по политическому делу. А в 1982 году подошёл самый грозный его срок -10 лет лагерей особого режима и 5 лет ссылки - так были оценены его книги,журналы, выступления в защиту преследуемых. Страшно было думат, что он не выдержит. Ещё в конце 60х его на руках вытаскивали из лагерного карцера и срочным воронком отправляли под нож хирурга. Он чуть приходил в себя и начиналось всё с начала - протесты, голодовки. И никогда за себя.

     На свидании с женой в мае в Лефортовской тюрьме он говорил, что мечтает только добраться обратно до лагеря.Того самого, где кончилась жизнь многих зэков.Теперь его освободили. Предстоит понять, кого же выпустили из тюрьмы -замученного 49летнего человека доживать с семьёй или вечного зэка на побывку, или - вдруг чудо ? - писателя с написанными и ещё не написанными книгами ?Пока известно, что Бородин хочет оставаться в России.       Александр Гинзбург


Дорогая Наталья Дмитриевна,посылаю две песни, которые посвящаю жёнам политзаключённых, в надежде, что вы сочтёте возможным показать их Александру Исаевичу. По профессии я переводчица, живу в Генуе и наполовину в Москве.Стала писать стихи и песни недавно. В моих песнях впечатления от прозы Солженицына из любимого романа “Круг первый”, от недавно прочитанной документальной повести Льва Тимофеева “Я- особо опасный преступник” и судьба Леонида Бородина, с которым надеюсь повидаться вскоре в Москве, куда мы едем на каникулы с сыном.

  С искренней любовью и уважением,Людмила Корина     22.2.91 Генуя

 

 

    ЛЮБОВЬ ДО ВСТРЕЧИ

 

   С фотографии светится лик -

Не печатью, страданьем отмечен.

Свет из глаз твоих в сердце проник.

Я тебя полюбила до встречи.

 

  Пайка жизни скупа и скудна,

А письмо - яркий снег после карцера.

Недостаток любви, как цынга.

Словом женщины мир окрасится.

 

  Твои письма о боли молчат,

И прозрачно лицо после следствий,

Как сказать мне твоим палачам :

“Что вы сделали с этим сердцем ?”

 

   От неволи тебя не спасти,

Но любви свет в тоннеле засвечен.

Жду тебя я, и ты меня жди,

Я тебя полюбила до встречи.

 

   Силы чувств своих не боюсь.

Трёх дней мало - судьбе не перечу.

Я стою у ворот, мир рассвечен !

Я тебя полюбила до встречи.

 

Февраль 1991
   РАЗЛУЧИЛИ НАС
(диалог)

                Посвящается жёнам политзаключенных

 

   Не учла судьба - ведь нету разницы,

И твоя неволя - клетка мне.

Знает Бог то доказательство -

Им является моя любовь к тебе.

 

   Разлучили нас - двум душам маяться,

Каждый миг с тобой я,знаешь сам.

Пахнут морем,где вдвоём купались мы,

Твои слёзы на моих губах.

 

   Пусть другим любовь, а мне останется

Только боль и память о тебе.

Складки горькие у губ разгладятся,

Что раз в год притронутся ко мне.

 

   Не земного я испил, а райского -

Все воспоминания коплю.

И прозрачность неба итальянского

В двух словах :”Ты любишь ?”-“Я люблю”.

 

   Снова карцер, холод издевательский.

Глубже заточили мысль и стон.

Через крик ворон и надзтрательский

Долетит к тебе церковный звон.

 

  Вы не плачьте, сны порой сбываются.

Нам не двадцать,знаем вкус беды.

Дверь тюрьмы любовью открывается.

    Не сольётся мертвое с живым !

 

февраль1991
В этом году даже снег выпал на несколько дней, но тут же растаял.Приехала из Москвы.Опять пишутся стихи, идут густо,без перерыва. Привезла с собой кипу журналов, читаю, делаю перерывы в писании, но опять возвращаюсь “на круги своя” -это “Круг первый” Солженицына -  источник чистый. Как-то выехала в центр города и зашла в библиотеку общества “Италия-СССР”, там журналы. Смотрю - “Юность”за 1990год.Взяла шесть номеров.Бородин - повесть “Женщина в море” и роман “Расставание”.Проза настоящая, читаешь, как в море купаешься.Две фотографии - какое лицо !Но я его помню другим.Было сообщение в “Русской мысли”. Нашла в подшивке газеты статью А.Гинзбурга  за 1987 год и перепечатала.И письмо ему началось как-то само собой, в связи со статьёй. Статью послала в редакцию журнала для ознакомления, а с ним захотелось поговорить. Он меня на искренность настраивает, вызывает на сотворчество.”Что значит работать под таким светом нельзя ? Этот свет...”Не решалась отослать, переписала, сократив, и отослала.Опять пожалев.Устала неимоверно, второй раз не было сил переделывать.

Вернулась к журналам. Там повесть Льва Тимофеева “Я- особо опасный преступник”. Сходность судеб , и он писатель и политзаключённый.Не боятся они оба быть искренними, чего же я то  боюсь ?И опять Солженицын. Нержин уносит  воспоминания от встречи с женой, как пыльцу на кончиках пальцев. Из повести Тимофеева крик ворон,заглушающий церковный звон, доносится ему в глубину карцера - тюрьма находится вблизи кладбища.В прозе Бородина - нам не двадцать, мёртвое с живым не сольётся.

 Вспомнилась судьба журналистки, полюбившей зэка - она отвечала на письма из заключения.Была из рода Трубецких. Поехала к нему в Сибирскую тюрьму.Вышла замуж.До конца срока оставалось пять лет.Его судьба стала её неволей и счастьем.

Устала  эмоционально от проговаривания всего этого, от магии самой же написанных слов в таком сообществе.И опять Солженицын, поэт и личность, ведёт за собой.Там в “Круге первом” захватывает его монолог-крик на перехвате дыхания:”За всё,за всё, за всё - за пыточные следствия, за умерших в лагерях доходяг - четыре гвоздя их памяти, четыре гвоздя их вранью, в ладони и в голени, и пусть висит и смердит, пока Солнце не погаснет, пока жизнь не окоченеет на планете Земля!"  Ещё раз перечитываю описание свидания Нержина с женой - воспоминания о поцелуе, простые слова :”Ты любишь ?” -“Люблю, а ты ?”...и одна только женская любовь, которой ты лишён, перевешивает весь мир”.Сказалась фраза, мной сказалась : “Я стою у ворот, мир рассвечен ! Я тебя полюбила до встречи.”

И опять усталость от моего зэка, от всего, что длится две недели.Никакого роздыху.Чувствую приближение новой песни, а он не уходит. И я не хочу отпускать его совсем. В письме было :”Мне жаль с вами расставаться”. И тогда легко, начисто, спелось из прошлого, про другого, про другое, что таилось где-то неспетым воспоминанием. “Он любит иль не любит ?” И мелодия пришла сама. Эта песня сняла мою эмоциональную усталость. И не развела меня с той темой насовсем, а как-то пожалела, приласкала. Писатель сидел рядом, оперев голову о ладонь,  и слушал. Я пела.                                       27.2.91

Про  его лирическую героиню я спела  ещё до первого письма ему.Собрала всех  - Анастасию, Людмилу, Афродиту(такой его героини нет, зато есть море, которое он не любит и пинает, как кошку.Вернее, скрывает, что не любит. Разве можно море не любить ?) Стареющий Авель зовёт свою Еву.Песней зовёт, словами.Разве писатель не обольщает словами ? Меня вот покорил.Назвала песню именем  героини его повести “Расставание”-Анастасия.

 

   АНАСТАСИЯ

 

   Ночь одиночества расступилась.

Нездешняя, ты мне богиней явилась.

Открыл глаза, но ты исчезла,

И лишь следы на  мокром песке.

 

   Море - свидетель помочь бессильно.

Запел - так поют в первый раз и последний.

Расстаться с тобой невыносимо !

Ты - радость светлая, Анастасия !

 

   Смутно волнуясь, вижу движенье.

Ты в двух шагах, наших душ сближенье.

Будто воздух вокруг засветился,

Нашла тебя песня, не заблудилась.

 

   Красива, о Господи, я перед чудом !

Ты свёл нас поздно, нет, не хочу того,

Не прикасайся, стою без сил я,

О, моё счастье, Анастасия !

 

  Слышишь, как в песню вторгается боль,

Но шаг последний сделан тобой.

Ты прикоснулась - кончилась песня,

Замерло время на всплеске последнем.

 

  Слился с морем взгляд яркосиний.

Этой волной унеси, унеси меня !

Двух судеб линии перекрестились.

Моя богиня, Анастасия !

                               февраль 91 Генуя
      РАССТАВАНИЕ

 

Ну, давайте Ваши руки, давайте,

Расстанемся,друг мой, прощайте !

Жизнь чувств уж отыграна, чего же бояться,

Двум душам родным лишь на миг задержаться ?

Я уеду, но в сердце останусь, знайте.

Ну, давайтее Ваши руки, давайте !

 

Ну, давайте Ваши руки, давайте,

Вы сжимайте их до боли, сжимайте !

Только губ моих не надо касаться,

Не уйти вам от них, не смогу я расстаться.

Я дарю Вам объятья, на память вбирайте,

Ну,давайте ваши руки, давайте !

 

Ну, давайте Ваши руки, давайте !

Нет, сдавайтесь, скорее сдавайтесь !

Как продлить этот  миг, ведь от чувства не спрятаться,

Мы, как в роще родник, мы не сможем расстаться !

Я люблю Вас...Я люблю Вас, люблю до страсти !

Ну, давайте Ваши руки, давайте !        

 

         Февраль 91, Генуя

 

Послала песни “Любовь до встречи” и “Разлучили нас” в письме Солженицыным в Вермонт. Как сказал бы АИС, много я в себе перелопатила, вростая в тему. Длится мой разговор с моим героем. Как рождаются стихи и песни ? От живого чувства, впечатления.Мне непременно надо с вами познакомиться.Я не о вас пою, а вами пою.Почему муза женского рода ? Непривычная роль для писателя, незнакомого мужчины. Журналистке, полюбившей зэка, я немного завидовала.Но мои песни написаны женщиной, у которой есть свой адресат. Я с ним не хочу расставаться. Он уже часть меня. Я скучаю без него, ещё не зная отчества и не начав искать.

 

Кому-то вы муж, не я под этим грузом.

Вы для меня муза,”муз”, духовные узы.

 

Советская каторга - не голландский “люкс”,

Я лечу к вам на катере,волнуюсь,боюсь.

 

Ваша проза в послании, мотив - узнаваемость.

Спела я “расставание”, и с вами осталась.

 

То безмолвное знание, отсвет предчувствий.

И печаль понимания - мне постичь её чувством.

 

8 марта 91

 

Вечером смотрим с сыном фильм по тв, а в перерыве реклама хлебцов. Сюжет - Возвращается с букетом слегка увядших цветов разочарованный воздыхатель.Говорит, что прождал её всю ночь, а она не пришла.А его товарищ говорит ему за завтраком, протягивая блюдо с хлебцами :”Ну, положим, ты помешался на хлебцах с мёдом, а ведь они отличны и с джемом, с маслом, а просто без всего и вовсе превосходны !”

Я не поленилась сесть за машинку и записать текст.Ну и сюжет ! Это как раз мой случай - я тяжело помешалась.”Хорошо с мёдом,  и безо всего - превосходно...”Тем более, что я сейчас на диете.

Какое красивое, поэтической слово -“расставание” !Это ведь не насовсем.

 

Слово напевное “расставание”,

Как повод к сближению и прикасанию,

Которого иначе не обрести.

Грустить ? Грусти.

Расставание не насовсем.

Женщине оставляемой

Чаще бросают нежношипящее

 “Прощай”,иль, может быть,“прости”

В их невозвратности.

Здесь всё последнее -

Не  многоточие,точка.

Отъезд в никуда - в бессрочие.

 

Миг, и она в той чаще,

Что именуют отчаяньем.

Оттуда трудно выйти.

Выть ей, выть !

Туда её заводили и завели

Его слова, руки и губы.

Теперь в них невозможность

Быть с нею -безлюбья заводь.

Однако, не любя, или думая так,

Как ловко они обманывают себя !

Сначала в увлечённость делом,

Ииль в фетиш прячутся.

Потом здоровье утратится.

Блуждают, как в тумане,

В стёртых чувствах

Самообмана.

 

Милая, попробуй не отчаиваться,

К разлуке причащаясь.

Затем про слово нежное,

Про расставание скажи.

И пусть бежит !

Возможно, вы ещё задержитесь

У  той любви-межи.  

 

    10 марта  91

14 марта  “Заболела”я  новой темой.Страдания зэковских жён чувствую, как собственную боль. Я представляю своего зэка уже на воле - постаревшего до времени, романтично мечтающего о прекрасной девушке и боящегося лишнего ложного шага - моя “Анастасия”.В нём есть черты Битовского “дяди”,тоже зэка,все силы которого уходят на соблюдение достоинства,

и нет никакой личной жизни (”Пушкинский дом”).Я представила, как бы он поступил, если бы мечтанная хорошая женщина его полюбила ?

Спрятался бы и любил  её издали, мучая себя и её.Написался “Остров одиночества”.Но первая фраза романса - написанное в письме Бородину :

Я вашего не знала отчества. Журнал вас ненарочно молодил. Вы побуждали на сотворчество - писатель Леонид Иваныч Бородин”.

 

ОСТРОВ ОДИНОЧЕСТВА

 

У женщины простое имя-отчество,

Но чувств мне непосилен груз.

Ушёл баркас на остров одиночества.

Не молод я, любви своей боюсь.

 

Умоюсь, как водою из источника,

Как поздно нас свела судьба.

Иль адрес встречи был неточен в почерке ?

Уйдёт в песок весёлая река.

 

      И осторожно силы жизни тратя,

      У якоря достоинства причал,

      Не уступаю той, последней страсти,

      И чувства-чайки маятся, кричат !

 

Я спрятался, седой подросток,

Себе всё объясняю, говорю.

Найди меня, ты отыщи тот остров,

Пойми меня, ведь я тебя люблю !

 

У женщины родное имя-отчество,

Единственное для меня.

Я парус жду в тумане одиночества -

Ту женщину, что так боялся я.

 

      И осторожно силы жизни тратя,

      У якоря достоинства причал,

      Не уступаю той, последней страсти,

      И чувства-чайки маятся, кричат !

 

Я парус жду в тумане одиночества -

         Ту женщину, что так ждала меня...

 


В любом случае не хочу с ним расставаться. Пусть любит девушек, свою жену. Только пусть позволит мне быть такой, какая есть - спеть ему свои песни, поговорить с ним, прочитать ему свою пародию ” Женщину в море” , посмеяться вместе. Да, влюблена я в своего героя, конечно.Но он наверняка уклонится от встречи и ничего не поймёт. Ему в редакцию многие письма пишут. Кто ? Всякие. Всё-таки он не избалованный премьер, это утешает.

 

В романе “Расставание” писатель пишет, что жилище человека похоже  на него самого. Это может быть двор, вывеска, реклама, и многое ещё что.Возьмём мой дом, к примеру.На этом участке земли стоит 12-этажная блочная коробка.В ней на втором этаже моя просторная комната и кухня.Комната -кабинет, в ней много картин и книг.Картины - таинственные пейзажи моего друга Игоря Вулоха( его картины в музеях Европы) и мои портреты- работы художника Павла Филипповича Глобы, а его уже нет со мной.Окнами комната выходит на Тихвинскую церковь, что невдалеке.Её купола долго были голубыми, а теперь синие  и поблескивают золотыми звёздочками.На бульваре тихо и в тишине музыка звона колоколов слышна.Видимо, ось земли совпала с осью моей жизни в этом месте - в этой квартире я была счастлива.И в бедах она меня укрывала.Квартира для меня и моих друзей. В 60е гг здесь собирались студенты Герасимовского курса ВГИКа, который я посещала вольнослушательницей, работая ассистеном режиссёра на студии имени

Горького, рядом.Приходили друзья Шукшина - студенты Литинститута  драматург Саша Вампилов и поэт Петя Пиница.Они приводили  друзей - писателей, режиссёров.Я любила готовить.Ели и говорили-говорили...

Недавно Марк и Юра Швырёв вспомнали, как  шли они привычно ко мне, а Слава Егоров, оператор нашей студии, встретив их, поинтересовался :

“Вы на Ракетный бульвар идёте ? Идите, идите ! Там одна странная женщина живёт.Просить не надо - всё сама отдаёт”.

 

У Сэлинджера в повести“Над пропастью во ржи” мальчик Колфилд мечтает спасать детей, когда они, беды не замечая, играют над пропастью.Он рядом - ловит их.А я, засыпая, рисую себе другую картину милую сердцу : В непогоду, в дождь или пургу, стучатся в мою избу уставшие, измождённые люди- зэки или рабочие экспедиции. Я даю им сухую одежду, веду в баню, кормлю, располагаю на ночлег. Через несколько дней они уходят, а ко мне приходят другие, уставшие и потерявшие надежду.C другой стороны сна они обо мне такой мечтают.

Что я пишу ? Роман с литературным героем ?О себе или о нём ?О себе в разговоре с ним ? У него одно лицо и много лиц, как на трёх фотографиях  в журнале - они все разные. Я узнаю его при встрече ? А он меня узнает ?

Я буду говорить,  он - слушать. Я  давно уже говорю с ним.Когда устану, или он устанет, сделаем  перерыв.Выпьем чаю…

 

 

 

 

 

 

21 апреля 91 Генуя

http://www.hrono.ru/img/pisateli/borodin_li.jpg

 Я была в Москве, дома. Нашла я своего героя.

И это было непросто, как и предполагала. Слава Богу, он не был  болен.

Я и это  принимала в расчёт.Справка дала адрес, без телефона, но мой друг писатель Надир Сафиев принял участие в поиске и взял в Союзе писателей  рабочий телефон моего адресата.26 марта звоню, не зная, что это редакция журнала “Москва”, где он заведует отделом прозы. Представляюсь, прошу о встрече где-нибудь, чтоб не мешать его рабочей обстановке. Он не против, но переносит встречу на неделю, не уточняя когда. Пока занят. Согласна.

В  музыке это называется “проигрыш” идёт мелодия без слов. Зов не услышан. И эта его осторожность проигрышная.

    Я ищу исполнителей и музыкантов для своих романсов. Из моей квартиры доносится музыка и голоса певцов. Неостановимо идут стихи.Близится мой день рождения 6-го апреля.Звоню накануне Л.И., приглашаю.Говорю,что будут ещё три моих друга - писатель, режиссёр и певец.Принимает приглашение, записывает телефон. Приходят  мои друзья - режиссёр с книгами о мастерстве стихосложения, писатель с гвоздиками, певец с розами. Я снимаю их видеокамерой за праздничным столом.Доносится звон колоколов нашей Тихвинской церкви и мы знаем о необычности этого дня, когда Пасха совпадает с днём Благовещения.    День воскресный.Четвёртый гость задерживался, и я звоню ему по-домашнему телефону.Жена передаёт  мне его извинения - по дороге с дачи у него сломалась машина. No comments.

Рождение моё и режиссёра Славы Реброва в один день. А посему праздник длится за полночь - мы с певцом  приглашены к нему - там киношная славная публика, а именинник - в белой рубашке и бабочке.Веселье двух дней рождения не погасило грусть невстречи с моим героем.Я думаю о необычности, мистичности дня, когда смерть и весть о рождении Христа совпали.Под утро написаны стихи.

 

ПАСХАЛЬНАЯ

 

Порою зов первый бывает последним.

Доверься, ведь он не напрасно звучал,

И Благовещенье с Пасхою светлой

В совместном  знаменье  о главном   молчат.

Тобою наполнен, мой мир стал безлюдным.

Замолкла гитара, порвалась струна.

Напрасны старанья, не рви сердца струны,

Другой гитарист - другая страна …

Готова к невстрече, я пела в тот вечер.

Мне вторил гитары созвучный тон.

А из окон тихо плыл нам навстречу

Вечерний звон, вечерний звон.

Играй, гитарист, пальцы сильные тонки,

Я закружилась, предчувствий полна.

Позвали в дорогу надеждой надолгой

Другая любовь - другая страна.     

 

                   6.4.91              

4 апреля на вечере Вахтанга Чебукиани в Большом я знакомлюсь с известной певицей Нани Брегвадзе, видя в ней исполнительницу своей песни “Ралучили нас”, посвящённой жёнам политзаключённых.Встрече помог Михаил Лавровский.

Для астролога неприезд моего гостя - это невстреча, мы с ним не встретимся, наш разговор не состоится. Памятуя о его предполагаемом отъезде на дачу  на несколько дней и о своём отъезде в Италию, решаю зайти к нему в редакцию. Адрес редакции журнала “Москва”- Арбат 20.

Во вторник 9-го  после трёх - летучка и его можно застать.

В четвёртом часу поднимаюсь по внутренней деревянной лестнице на второй этаж. Коридор редакции и рабочие комнаты пусты, всё открыто - никого. Снимаю камерой его кабинет - узенькая комнатка с ажурной решёткой окна для сохранности рукописей. Сижу в кресле коридора, жду.

Идёт высокий.Вглядываюсь в полутемноте -нет, не он.Идёт худощавый невысокий - он :”Вы ко мне ?”

“Вы меня узнаёте? “- спрашиваю, присев напротив на плотно придвинyтое к его столy кресло, оно стояло боком, yпираясь в дверь. “Нет, я вас не знаю”. “А по голосу никак ? Я та женщина, что родилась 6 апреля”.

Входят изредка сотрудники, спрашивают, он отвечает, что-то подписывает. И одновременно (как и предполагала поначалу, что так и будет, а потому и просила о встрече там, где нам мешать не будут, а нам  мешают !) я читаю стихи, рождённые его судьбой !

В перерыве спрашиваю, улыбаясь :”Я вам нравлюсь ?” “Да, нравитесь”,-отвечает тихо и смотрит в глаза.”Читать хохму “Женщину в море” ?

“Читайте”.Не улыбчив, голос тихий. Перед ним моя кассета с записями песен и очередная сейчас рождатся у него на глазах.

Входит главный редактор В.Крупин. Л.И. знакомит нас. “Хотите я вам спою песню ?” “Песню ?”-удивлённо застывает он. “Вы знаете, я счастлива, я никогда не было так счастлива,как сейчас !” “Хоть один счастливый человек”-замечает Л.И.     Крупин уходит. Мы опять одни.

“Я вашего не знала отчества.Журнал вас ненарочно молодил. Вы побуждали на сотворчество, писатель Леонид Иваныч Бородин”.

Опять кто-то входит.”В таких условиях просто невозможно работать !”-не выдерживаю я и улыбаюсь.Прощаюсь, ухожу.Сотрудники с интересом приглядываются ко мне.В киноцентр безбожно опаздываю, композитора Чекалова не нахожу и возвращаюсь домой.

Через день звоню :”Вы прослушали кассету ?” “Да, конечно”.

“Песню я неточно назвала -“Читая Бородина”.Надо просто - “Анастасия”.“Нет, хорошо”. И я пою ему песенку про редактора, про нашу встречу, на свою мелодию.

 

 

        АРБАТ ПОЁТ

 

Куда бежать ? К столу прижат

Редакционной дверью.

И как по почерку узнать

Ту женщину, что родилась в апреле ?

 

Звенит Арбат, поёт Арбат,

Арбат смётся трелью -

Я ваш рассказ “Я встретила Вас”

Серьёзностью проверю.

Смех этих глаз, ты ворвалась

В привычное течение.

Не перепутала ли часом

С любовью увлечение ?

 

Звенит Арбат, поёт Арбат,

Звучит виолончелью.

В нём голос твой, и чувств набат

Той женщины, что родилась в апреле !

 

 ПОЭТЕССА

 

Сидит диковинна, вольна.

Такой визит, как день под грузом.

То ослепительно в эпитете точна,

То вдохновенье называет “музом”.

 

И видно, что умна, от Бога.

Он ощущал угрозу, шедшую

От этой женщины. Есть в ней немного

От городского сумасшедшего.

 

Красивая влюбилась, ладная,

Немалый риск и в этом есть.

Но на беду она в посланиях талантлива.

Не объяснима притягательность.

 

Волненье, искренность и страсть,

Но тон дикарски неуместен !

Закончил разговор с собой с пристрастием -

Уйти ?Бежать ! Но только вместе с ней !

 

14 апреля его день рождения.Мы родились с ним рядом, в планетной близости. Спрашиваю :”Придёте перед отъездом моим ?” Ещё раз записывает телефон. Опять откладывает.Нет, не переиграешь -тогда на Пасху всё  кончилось, не начавшись.

 

 

 

15 приходит Таня Синицына - лучше её никто не споёт песню о моём герое. Говорит :” Познакомилась с ним в круизе. Я его обожаю”. Я слышу ее несравненный голос -она поёт “Не пробуждай воспоминанья”.Звоню ему, даю послушать.Говорит : “Я плохо себя чувствую,заболеваю”. “Обнимаю вас”,-прощаюсь я.

16го  апреля последний день перед отъездом. Лежу одна, грустная.Звонят Слава и Юля,говорят, чтобы включила телевизор. Передача о Бородине. Не вслушиваюсь в текст, вижу его грустное- грустное лицо.

Посылаю с дороги письмо “...я  реальная, живая, а вы не воплотились, почти растворились в апрельском воздухе. Мне жаль с вами расставаться”.

Моим друзьям загадочный писатель понравился.Какой он грустный   и как притягательна эта грусть...и не одной мне мила.

 

РОДНАЯ СТИХИЯ

 

Писатель влюбился в неё по письмам,заочно.

Неровный женский почерк. Ну ладно бы очерк,

Она стихи им всё пишет и пишет,

И нравится ему поэтесса. Очень.

 

Жить в новой роли ему непривычно.

Кто автор и кто герой ? Что вторично ?

Мир зависимости искривился. Досадно,

Живёшь, как в осаде. Литературочка,

Куда ни кинься !

 

Опять зовёт его милый почерк.

Прийти - не придти ? Запутался в отсрочках.

И этот мотив подхватив, её стихи впитали,

Как губка - типичный классический отказ

От поступка.

 

Опоздал к ней на свидание - поёт страдание.

Спелась невстреча, горькие речи.

Ахматовская победная песнь расставания.

 

Вот незадача - зачем же невстреча,

Коли здесь я, слышишь, здесь я !

Достала так, что почти плачу.

Неужели реальный я мало для тебя значу ?

 

Думай теперь, сиди - как же к ней подойти ?

Самому попробовать написать ей стихи ?

Дотронуться до её губ как ?

 

Родная стихия ласкала его, как душегубка.

 

 

 

ЦЕПЬ ИЛИ ИСЧЕЗНУВШАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

 

Вы пишете обо мне,пишущей о вас и себе,

 Стихи -в них чувств стихия, двой ной портрет.

Вы с ним двойники.

Тот вот-вот взорвётся от страсти.

Ревнуя к нему,вы, застенчивый автор,

В мой стих вползаете.

Я на себя похожа.Тот в вас воплощается,

Но в жизни меня не узнаёт.

Может быть, он думал, что я моложе ?

Вы пишете обо мне,пишущей о вас и себе.

Сколько нас ?

 Игра персонажей авторами не скрывается.

Трагедия в трагикомедию перерождается.

Исчезла реальность.Цепь разрывается.

Когда мы всё время чего-то боимся, как много мы теряем !

И вот и мой зэк перестраховался и так много не дополучил.Всё судьбою однако предусмотрено...

 

Письма Бородину

 

До свидания,дорогой Леонид Иванович !

Наша “невстреча” - ваш рост невысокий, голос негромкий,этаж редакции неопасный,надежда недолгая.Того прежнего я не нашла. Но вы его интереснее своей невоплощённостью, нереальностью.Вы почти растворились в апрельском воздухе.Но я -реальная, живая ! Слышите вы верно,дарю вам свои песни.

Мы не прокатились на вашей машине, не подарили друг другу душевный разговор, как мечталось. Не обменялись подарками, вы мне - свою книгу, я вам - самовар. Но я вам много подарила и знаю, что в ответ вам уже хочется дарить мне, что в свой день рождения вы меня вспоминали.Хорошо вспоминали.

С днём рождения ! Мне жаль с вами расставаться...    14.4.91

 

НАША НЕВСТРЕЧА

 

Наша невстреча встречи сильнее.

Тебе больнее, и мне больнее.

Запечатлённое чувство вернее,

Когда надежда правды нежнее.

 

Опять я уйду, на свой остров скроюсь.

Ты на свой, не рядом со мною.

В Загорске заутренний звон отзовётся.

У дальнего моря тобою поётся.

 

 

 

 

Маяк Генуэзский готов для встречи.

Колокола звонят, как на вече.

Но мы далеки от лёгких пророчеств

Незащищённостью двух одиночеств.

 

Наша невстреча встречи нежнее.

Теперь не больнее,нет, не больнее.

Запечатлённое чувство сильнее,

Когда надежда правды вернее.

 

СКАЖИТЕ МНЕ ПРАВДУ

 

Ну, что сказать мне на это,ну что же ?

Пусть это образ, но вы похожи.

Я вас выдумала. Ну что же.

Скажите мне правду,но всё же

 

Любовь - это что ? Поэзия ? Проза ?

Создать реальность,иль быть с ней схожей ?

Воображённого смысл многосложен.

Скажите мне правду, ну что же...

 

Тот, кто сможет, разделит пусть, сложит.

Свободный стих в другой стиль уложит.

Жизнь чувства понять так сложно.

Скажите мне правду, но всё же

 

Шлюзы души откройте, ведь можно ?

Идёт игра, гротеск, но всё же,

                            Ведь в слове свет дальний заложен.

         Скажите мне правду, ну что же..

май 91, Нерви

 

Неотправленное письмо от 3 мая91

 

Милый Л.И,здравствуйте !Серенький у нас денёк.Своё не пишется, чужое не читается.Легла днём спать и проснулась от смеха. Помните у Алексея не-Толстого в “Ибикусе” камешек тоненько звякнул о стекло ? И пошло-поехало.Приключения и всё такое. К таким знакам прислушиваются. Вы не откликнулись на мой зов, вы спрятались, убереглись. Как это вам не идёт ! Как много мы теряем, когда вечно чего-то боимся.Как у вас сидеть неудобно посетителю -тесно, боком.Когда я приду к вам в следующий раз, там не сяду. Довольно с меня первого визита.Тогда я от волнения пила воду из вашей кружки. Неудобств тогда не замечала, расплачиваясь за вашу недоверчивость ко мне.Скажете - нечего лезть со своей режиссурой в чужую жизнь ? Не скажете. Не так уж много охотников вламываться в неё.На это нужна смелость,и...знак.

 

Скучно- скучно и здесь в Италии и там,в России, если мы сами не взбунтуемся, не захотим быть счастливыми. Например,взять и отодвинуть гору папочек для прочтения, поехать  в Италию...

Почему меня два месяца назад ваша повесть “Женщина в море” затронула ? Теперь я знаю :герой повести - не вы, я ошиблась.Конечно, вы его выдумали - сильного, способного на поступок, с крепкими кулаками.А в лирических стихах лгать невозможно. Они у меня пишутся сами, провидческие - о том, что произойдёт. Всё, что началось,должно было кончиться до встречи с героем или невстречей с ним.Главное, что написала вам стихи и песни.

Напишите мне письмо, писатель ! Начните так :”Не позвонил тебе ни разу, но как избыть любовь-заразу ? Ты собрала в букете травы, заставив пить любовь-отраву”. Со мной вы рискуете полюбить море.

 

ЛЮБОВЬ - ПЕРЕСМЕШНИЦА

Твердишь о счастье и рвёшь  моё сердце.

С тобой не расстаться  любовь-пересмешница.

 

Соткала ты пряжу из слов, кудесница,

А сердце настежь. Любовь - пересмешница.

 

      Где, ускользая, смысл обрывается,

      Там, зла не зная, поёт интонация.

 

Боли завязь, моя ты волшебница,

Жалеешь и жалишь, любовь -пересмешница.

 

Стихия, таинство, о дивная грешница !

 Уйди, останься, любовь -пересмешница.

 

ЗАБУДЬ МЕНЯ !

Ты не конкретна, вся в полутени,

Взглядом заветным любовь-паутинку

Соткала, исчезла , маня.

Забудь меня,забудь меня !

 

Но как тепло от этого взгляда.

Нет тебя, а ты будто рядом.

Голос милый окликнул, дразня :

Забудь меня, забудь меня !

 

Нет, не забыть, никуда не деться.

Утешна надежда усталому сердцу.

Скроюсь в работе, мысли гоня.

Забудь меня, забудь меня...

 

Угли горели, присыпаны пеплом.

Вспыхнут, достаточно лёгкого ветра...

Кружится бабочка у огня.

Забудь меня, забудь меня...Забудь меня !


          Отправленное ПИСЬМО

 

Здравствуйте, дорогой Л.И. !Который день всё дождь и дождь. Тороплю свой приезд в Москву, более того -задумала побег отсюда туда. Оставлю Италию на отпуск и каникулы. Мысли, как дождь косой скользят...Кто знает, что в жизни этой не зря ? Я хочу, шепчу о том, что нельзя.Говорите -польза, нет -заря !...Хотелось бы мне увидеть ваши лица и то, что в “Расставании”.Я вам ещё в первом письме написала о своём отклике на вашу “Женщину в море”. Это мой диалог с вашим героем. Пора вам ознакомиться с текстом.

Эпиграф -“На красивом катере чего на Енисее искать её ? Блаженные всюду рассеяны, и в райской Генуе, и на Енисее.Женщина в море - в подтверждение ваших опасений...”

 

 ЖЕНЩИНА В МОРЕ

(Пародия по одноимённой повести Леонида Бородина)

Участвуют Он и Она.

 

При всём том - странно ! Я не боюсь моря.

Я его совершенно не боюсь.Увы, я больше не молод,

Да, я не молод, и у меня нет ни сил, ни времени

На искушения, коими полны мои чувства,

Когда я смотрю на море...

 

При всём при том, что странно,

Вернее так - отрадно,

Я вас не боюсь. Да, я вас не боюсь,

Но как перед  иконой сознаюсь -

Ведь я не молода, да, я не молода,

Но вот когда смотрю на Вас,

Совсем не молодого Вас...

Что может быть печальнее

Двух немолодых отчаянья ?

 

Слишком поздно свела меня судьба с морем.

Вернее, не свела, а так - провела около...

 

Уж слишком поздно нас свела судьба,

И даже не свела, а так - провела,

И мимо,как всегда. Всё около, да около,

Пока совсем не заглохло.

 

Но вернёмся к чувствам, вернее - искушениям,

На кои у нас нет ни сил, ни времени.

А на кой нам они ?

А ими полны наши чувства.

Ах, друг мой, всё это так грустно !

 

 С пирса я кидаюсь в волны.Плыву под водой,

А волны что-то проделывают со мной :голова-ноги, голова-ноги...

Я кидаюсь в вас, как в волны,ну а вы,ну, будет,полно,

Что вы делаете со мной - весьма-весьма немолодой !

Голова-ноги, голова-ноги, снова ноги-голова,

Сколько нас - один или два ?

 

Но я не могу утонуть, я не верю, что могу утонуть !

И я пошёл бы от берега в самое сердце,

В безграничную бессмысленность

Этого неземного бытия...

 

Так я могу утонуть, совсем утонуть,

Но я не верю, надумала - проверю,

Проникнуть в ваше сердце, а где ж от сердца дверца ?

Проплыть туда иль пронырнуть ?

Где путь в ту безграничность бытия ?

И про бессмысленность тут зря...

 

И чтоб вокруг меня был круг, а я в центре круга.

И пусть бы море убивало меня, да, море убивало меня,

А я бы не умирал...

 

И чтоб вокруг меня был круг -мой нежный

И надёжный друг. А я бы в центре круга -

Любимая подруга. Но вдруг аж замерла -

Не мазохистка ль я ? Так хочется, чтоб убивали

Вы меня, но, убивая,  не убили, меня не погубили,

А может - полюбили... Вы б убивали меня,

А я бы не умирала, и только бы обмирала...

 

Я не боюсь моря...

И только бы обмирала...                

 

5.5.91

 

 Гороскоп  Л.и.

 

Солнце в 24м градусе Овна. Символика этого градуса - наблюдать и анализировать. Глубокий ум. Потребность в любви и сексуальность, которую при желании всю можно перегнать в духовность (но не стоит).

Овны, рождённые в этом градусе, талантливы и артистичны.Сатурн тоже в Овне - жизнь полна препятствий.Четыре планеты в созвездии Быка -Меркурий, Венера, Марс и Уран.Вот откуда  противостояния, или как он называет - упрямство ! У Солженицына - про Китовраса, который мог ходить только по прямой, но слово тёплое к нему дорогу находило и ради него он мог ужаться и не сметать в своём прямохождении чужие дома.

Венера с Ураном в соединении !Влюбчив, романтичен, но Венера горит в лучах Урана.”Огонь до небес...и кучка пепла”(АИС).Сейчас проходящие Уран и Нептун дарят  редкое везение в любви.Он может страстно,без памяти влюбиться.  (Составлен мною      8 мая 91го года).

ПОЮ МЕЛОДИЧНО

 

Пою то мелодично,то слегка не в тоне,

То в барабаны бью, то флейтой звучу тоненько,

И всё для одного, малознакомого мужчины.

Своей любви источники к его я жизни подключила.

 

Но чувствами, в их безусловном напряжении,

Его я не касаюсь. Их я сдерживаю.

Чтоб отойти от прошлого, немало надо сделать.

О тихий чужестранец мой, украли твоё тело.

 

Мы с ним близки, но близостью планетною.

Из моря лиц я выбрала одно - заметное.

Всех платежей для жизни срок давно просрочен.

Теплы лишь камни мостовой под солнцем одиночеств.

 

Я не хочу приглаживать ни мысли, ни поступки.

Я счастлива, ведь я пою ему и для себя, не публике.

И выпуская свет души,энергию надежды,

Я горе, как туман, рассеиваю прежнее.

 

Я буду петь, и пусть слегка не в тоне.

И я пою, ведь нет в искусстве непристойного.

Всё быть перестаёт. Он начинает петь несмело.

И просится ко мне его живое тело.

15.5.91 Генуя

    

 

Ваших глаз, увидевших огромность тьмы,

Коснулась. И потому близка.

Но улыбки маску не надевайте на ваши лица !

В ней - посланье через пропасть.

Там застревают  мои мечты и страсть

И нет надежды выбраться...

 

Ожиданье.Надежды ещё меньше. Нет,

Ночь милосердна к сумасшедшим !

И, точно метеор, улыбки вспышка

Мелькнула, осветив ,безлунный мир, погибший !

 

------

Хмуриться перестаньте,

Цифры ваших лет переставьте !

И непредставимое - вы и я вместе -

В это мгновенье представьте.

 

Этимология “счастье” - от слов

Со-частие и се-частие. Значит сие -

Жизни миг и часть её в любви и соучастии.

Когда вам двадцать,

Глаза в глаза глядятся,

Слова влюблёнными без звука говорятся.

Но губ прошёптывается мольба

И тянутся они дотронуться, поцеловаться.

 

А нам не двадцать.

Мы запретили себе встречаться.

Уговорили себя уйти, расстаться...

Осталась обида губ обманутых.

При встрече позволено лишь им

Дотронуться, не поцеловаться...

 

----------

 

В прозрачности Генуэзской

День печалью отсвечен.

Он позвонил мне вчера вечером.

Не поняла вчера, так сегодня пойму-

Потому мне грустно,

Что по тебе я скучаю,

Не по нему.

                       28.5.91


ПОСЛЕ ВСТРЕЧИ С ГЕРОЕМ. ЧАСТЬ ВТОРАЯ

 

Мои впечатления от долгожданной встречи с моим героем – в части 2ой”В планетной близости двух овнов”

 

ИКОНА

 

Я судьбу свою не корила,

Лишь икону ему подарила.

 

Ореол золотой, платье алое,

Он страдал, страдала я.

 

Образ светлый храни, не покинь его,

У него глаза цвета синего.

 

Не зову к себе, нет уж силы.

Лишь икону ему подарила.

 

          июль 91

 

Не помню, как написала эту песню. Будто знала её раньше, будто не моя.Рубашку простую голубую х/б привезла ему в подарок и, не решившись подарить, носила сама.В  день встречи была в ней.

 

4 июля на кладбище в Домодедово в годовщину памяти Гены Попова стою в автобусе, качаюсь в автобусной петле, а в голове строчки ворочаются.

В статье Льва Тимофеева о Шаламове поразили слова о направленном свете любви - он опасен, это душу к Богу призывают.Читаю строфу Гале Бесединой. Она за мужем парализованным,  тоже певцом, её партнёром, ухаживает.Поняла.Сказала :”Настоящая песня”.

 

Он не снял с себя обет молчания. А я - не писать ему писем, как пообещала в песне.Трудно бывает порой, как глухонемым. Но не нарушаем.В литературу спрятались. А она - форма небытия или инобытия.

 

Потом в повести его “Ловушка для Адама” прочитала посланный мне стишок “Ты из цепи моих ошибок и заблуждений создана”. Что-то в этом роде. Не приняла  и в инсценировку на радио  в этом месте поместила его давнее, другой написанное, взяв себе - “Она однажды меня спросила, глаза на солнце прикрыв рукой :”Вот птица в небо взмывает - какою силой, какою страстью, мечтой какой ?”Хороший стих, поётся.

 

 Хороший он поэт, и прозаик хороший. Я не ошиблась.

 


РУБАШКА 

             Певице Татьяне Синициной

 

Больше писем тебе не пишу

И рубашку твою ношу.

Только робко стучится стих,

Не прервался он, не затих.

 

И в скольжении мокрых трав,

Где босая хожу по утрам,

Будто слышится - “не грусти”,

Твое тихое -“прости”.

 

Но в отчаяньи был ты прав,

Не случайная это игра.

Не зови меня, не зови.

Прогони меня, прогони.

 

Быть в направленном свете любви

Так опасно, Господь сохрани !

Без меня, но только живи,

Прогони меня, прогони.

 

Больше писем тебе не пишу

И рубашку твою ношу.

В душном мареве зрелых трав

Я одна брожу по утрам.

 

 

ЛЮБОВЬ - СТРАДАНИЕ

 

Кричал я горько,а слёзы спрятаны,

Уйди - уйди, любовь проклятая,

Готов отвар, в нём терпки травы,

Ты пить заставила любовь - отраву.

 

      Любовь - разлука, любовь - свидание,

      Ты стала мукой, любовь - страдание,

      Былая радость, теперь мучение,

      Ты стала страстью, как наваждение.

 

Зачем любить так, коли мучиться ?

Уйди - уйди, с судьбой разлучница !

Не надо медлить, пить лучше сразу,

До дна я выпью любовь - заразу.

 

Ты все сомненья на боль помножишь.

Зачем так ненависть с любовью схожи ?

Сказала тихо - “до свидания”,

         Но как избыть мне любовь - страдание ?

Я НЕ ЗНАЛА

 

Осторожно тратишь ты силы.

Меня страсть,как траву, скосила.

Ослепил твой взгляд ярко-синий.

Я не знала, какой ты красивый.

 

Птицей раненой в небе парила.

Я не помню, что дальше было.

“Добивай”,- я тебя попросила.

Я не знала, какой ты красивый.

 

Слишком сильно тебя я любила.

Ты прости меня,слышишь, милый.

Целься в сердце, мой стон доносило.

Я не знала, какой ты красивый.

 

Тихий всплеск, это птица разбилась.

Только песнь всё звучала, длилась.

Подхватили чайки мотив мой.

Я не знала...прощай...красивый...

 

ТИШИНА

 

Пропелось слово “тишина”,

То зачарованности плен отходит.

В своём прощаньи чуть слышна,

Моя любовь уходит.

 

Расстались,будто невзначай,

Но боль отчаяньем не всходит,

А прорастает лишь печаль -

Моя любовь уходит.

 

Забудь всё то, что было мной,

Виолончельный звук  молодий

Звенит оборванной струной,

Моя любовь уходит.

 

С оркестром песнь моя звучит,

А за окном с гармонью бродит,

Но в сердце стихла и молчит -

Моя любовь уходит...


ЛЕСТНИЦА

 

Бегут недели, тают  месяцы,

В себе волненье погасив,

Стою перед знакомой лестницей,

Тебя заранее простив.

 

Круты той лестницы ступени,

В любви то радость, то беда,

И одолеть ли постепенно

Дорогу эту в никуда ?

 

И опасений привкус горький,

И безнадежности туман,

И возбужденья оговорки,

Всё это робкий наш роман.

 

Не можем врозь, не можем вместе,

И невозможностью маня,

Звучит мелодия в оркестре -

Люби меня ! Люби меня !

 

 

НЕБЕСНАЯ ПЕСНЬ

 

Ты не буди меня ночами

Своей печалью и молчаньем.

О чём ты молишься, я знаю.

Спасает Он и я спасаю.

 

То встреча с Богом, просветленье

Течёт невидимым струеньем.

Вдали   слышно святое пенье -

Источник силы и спасенья.

 

      Словами не исчерпан смысл,

      Отступит неизбежность.

      Довечивость объятья длись,

      Мистическая нежность.

 

Ты преклонись к небесной песне,

Мой зов услышан в поднебесье.

Уходит ночь и с нею тени

Недавней боли и сомнений.

 

Ты не буди меня ночами

Своей печалью и молчаньем.

О чём ты молишься, я знаю.

Спасает Бог и я спасаю.


В ПЛАНЕТНОЙ  БЛИЗОСТИ

 

Таня Синицына говорит, что нам с Бородиным предстоит встреча на том свете. Думаю, что там у меня большая очередь из проигравших меня на этом.

Звал недолго и без жалоб. Я сама к нему бежала. Встретил, встретил... на том свете. Он узнал. И я узнала.(Не во сне)

 

-Слышим мы лучше, чем видим.Оттого, не обретая образа, усиливаем  внимание к звучанию.Закон радиотеатра.Запечатлено на бумаге, есть возможность повторить - можно остановить мгновение. Запечатлено на плёнке - прожить ещё раз мгновение на глазах людей.

 

Романтизм не в книжном смысле, а в быту, в поступках, в их высшем воплощении - в стихах.

 

Поэтическое чувствование всегда замешано на боли.Устаёшь.

 

Эммочка ради меня выкрала из фонда уже записанную передачу “Любовь до встречи”, чтобы переписать мой голос на лучших частотах и самое главное - последнюю фразу “мне жаль  с вами расставаться”, сказанную ему интимно, а не всем. Как говорит Алла Смехова - “так у нас теперь никто не работает.Так было только во времена Розы Иоффе “.

Я спешила тогда при первой записи передачи, поневоле конечно, ведь не я заказываю операторов. Но спешить нельзя, когда в игре твоя жизнь. Спешить не надо, даже если жизни осталось чуток.

Ощущение - не надо обид, не от нас происходящее зависит.

 

Мой стишок на книжке стихов, подаренной Л.И.

Так долго счастливо живу,глух океан, а я плыву.Веди звезда, и мне поверив, не приближай опасный берег.

 

22.1.93Пронеслась магнитная буря.”Любовь до встречи” пропела петухом, и он оказался, в своём роде интересен, по выражению Тани С. Л.И. подождёт,-сказала она мне в утешение.Т.е. в последний момент утрясали эфир, и мою передачу перенесли. Тема - жди меня, а мы тут покукарекаем.А как мне быть,предупреждавшей лиц заинтересованных и самой напрягшейся в  нервном ожидании ?

 

Спасалась койкой - лежанием и разговорами по телефону в разрядке в минуты слабости.Слабость, дойдя до предела, оборачивается силой, только чего это стоит душе ? Завтра запишу “Тишину” и “Под стук колёс”. “Мы должны быть примером”,- говорит Исай Борисович,-“приходить в  студию и работать”.

 

С “Любовью до встречи” подставили ещё раз, поставив вместо моей старую запись рассказа Паустовского. На кассете, готовой для записи с эфира, записался мой стон. И наконец 26 февраля она прозвучала, и слава Богу ! “Отмаялась”,- прошептала. Мне жаль с вами расставаться...

Я так устала от него и этой радийной каторги.

А Пасха в этом году совпала с днём рождения Л.И. Выпал снег, но тепло по-весеннему.Чистым Арбатом иду в 14-00,будто назначено.Третий день рождения. Третий кабинет, по степени повышения.Кабинет главного просторный, министерский с огромным дубовым столом буквой Т.Сам голубенький, праздничный.

Спрашиваю :”Кто торгующий люд убрал с Арбата ? Что, у вас прямая связь с небесами, как написали в передовице журнала, так их и смыло.”

“Вернут”.”Не должны”.Дарит свой сборник поэзии “иЗЛОмы”.Думает над надписью- “Поэтессе и певице - с благодарностью”.Это он мне орден Дружбы народов приколол. Я - надпись на подаренной ему кассете -“Не называйте вслух то, что вам слишком дорого, иначе ваш голос будет дрожать”. Говорит мне :”Моя сестра передачу (“Любовь до встречи”) слушала и плакала.”Рука левая от радийных дел немеет”,-говорю.Не жалуюсь. Говорю я , но и он не прочь иногда что-то сказать.Пора прощаться.Секретарша Юля принесла чашки для их редакционного семейного чаепития.Крупин вошёл с подарочком.От меня все о рождении Л.И. знают и нам не мешают разговаривать почти час.Потом дома слушаю “Женщину в море” и “Любовь до встречи”, как впервые. Волнуюсь.

И он где-то в машине или в своей комнатке слушает про нашу любовь.

 

Полина Виардо навсегда запела в свою власть северного медведя(Б.Зайцев).

 

О чём мне сейчас говорить с радиослушателями ? Новые порядки - опять зло для людей. Надежды нет. В этом балагане повылезло самое мерзкое.Бесы гуляют и пляшут. Мне там не жить. В музыку спряталась. Никуда не высовываюсь.В коммерческом балагане мне жить не интересно.

Другая страна... как будто всё похоже, и всё не то. Чужое, опасное, непредсказуемое.Снится, снится...(Евг.Шкловский)

 

Ноябрь 93 Съёмки на телевидении.Пришли с Дубовицким на презентацию моей пластинки.Волновалась зверски.Но личико моё гримёр раскрасила славно.(Передача вышла 12 декабря, после выборов)

 

Творчество сродни наркотику.Оно не только притупляет стрессы, но и сжигает  человека.Писатель работает на топливе своей жизни.Чем хуже живёшь, тем больше работаешь.Смещение, смешивание художественного и документального начал  в моих текстах. Подлинное только отчётливей на фоне  мнимого.

 

Воспоминания любви - не реконструкция разрушенного храма,

А лишь его ажурный абрис, каркас из золотых стержней,

Из нитей памяти.Рисунок в воздухе оберегает,

Сверкает, соперничая с плотью того, что было наполненным,

Сияло, и  - утрачено. Напоминанье о злодействе.

(Это я написала  о проекте трагически погибшего хyдожника Селиванова

восстановить  храм Христа Спасителя.Аналогия попытки вернуть

утраченную любовь).

 

Мой герой погиб при попытке материализоваться, перейти из книги в жизнь. Я это предчувствовала и провидчески написала обо всём в ранних стихах, до встречи.Его убивало то же, что и меня - наши звёзды рядом.

 

 Всё клонилось к расставанию навечно… если говорить его слогом.

В попытках надписей ему на моих книжечках, которые  дарила при редких встречах вместо писем, появились горькие слова о встрече на том свете.”Это так идёт моей судьбе.У меня только так и не может быть иначе“- сказала  Анна Ахматова.

 

Наша невстреча.В цикле стихов всё выстроилось в ряд и на радио прочла ему своим голосом - вот это зарождение любви, вот она взлетает, цветёт, вот она падает, встаёт, молчит, смотрит, уходит...

 

За три года писатель так мало обнаружил живых черт  в упорстве оставаться при своём. И я не хочу его оживлять.Наверное, ему уже самому тесно  в этой маске. Как всё это громоздко и нелепо - моя литературно-лирическая апупея...

 

На первом этаже редакции теперь материализовались деловые дамы из его повести про женщину  и море.Моя лестница повисает над пропастью.Ему не вредно, что обратилась к его стихам и прозе - читаю на радио.Беллетрист, престал жить. Из меня тоже жизнь уходит.Но я хоть рисковала, натерпелась. Перешла на ступень ниже - творчество о творчестве. Хотя это - литература будущего, по мнениею Вайля и Гениса. Обозначился новый этап. Не зря он этапом зовётся. Про Л.И. писали- основа его писаний - боль.На чужом страдании пельмени творчества не замесишь.Работа редактора помогает отдохнуть от своих мыслей - чужие книжки читает.

 

Здоровье Л.И. “поехало” в 93-4м, проходящийПлутон в оппозиции Марсу рождения.Когда появилась я -  везение в любви - тригон Урана его Меркурию и Венере. Но они в его карте горят в лучах Урана - так и сгорел, как  мотылёк. Кому повём печаль свою ?

 

23.1.9510 ноября  на вечере в ЦДРИ - встреча с писателем Л.Бородиным.

Оделась в синие брючки и синий свитер, в синем берете. Приглашал сам,довольно настойчиво. Позже узнала - готовился к серьёзной операции и похоже  с жизнью и друзьями прощался.Снимала довольно много на видео. С видеокамерой и его младшая дочь Оля - милая круглолицая брюнетка, студентка химфака. Старшая улыбчивая Лена Кудимова( по профессии медсестра,его дочь от первого брака, работает наборщицей в редакции), пришла с мужем. Она помогала готовить бутерброды для намечавшегося приёма.Ко мне сразу подошёл муж секретаря Тани - Володя Питюков. Узнав  меня, представился - он давно любит мои романсы.

После официальной встречи, где выступали друзья писателя И.Р.Шафаревич и Владимир Осипов, сидевшие в каминном зале лицом к публике, как в президиуме, ко мне подошла Светлана - из редакции “Москвы»,сказала вдруг :”Таня знает, что вы любите Бородина ?”

Я  выдержала паузу, увидя её смущение от такой промашки - мы имели в виду разных Тань - Синицину и Питюкову.  Хотелось сказать :”Что обо мне говорить...главное, чтобы никто не догадался, что он  меня любит”.Одна женщина в зале (публики было человек 30-40)знала меня по радиопередачам :”Так вот вы какая... ”

 

Застолье удалось - актёр Заманский хорошо пел “По диким степям Забайкалья”.Л.И. стоял рядом со мной, мы спокойно переговаривались, потом он даже лихо “сбацал “коробочку” на рояле. Снимала на видео.Ушла, спокойно простившись, когда стали уходить первые гости. Певец из зарубежья(Австралии) Шахматов хорошо говорил о Бородине , не пел, уходя, со мной тепло простился. Говорила я плохо, очень волновалась, и жалею, что не  промолчала.(Зачем мне эта навязанная роль публикатора ? Она меня теснит. Я - это я).Представил он меня и редакторшу из “Юности” как помощников в доступе к читательской и слушательской аудитории, и за то  благодарил.Этот театр был мне в напряг, но я свою роль отыграла соответственно  высокому доверию и расположению пригласившего - как положено. Разве что готовясь к серьёзной операции, он чуток отпустил вожжи, в которых себя крепко держит.

 

Время помогает освободиться от своих страстей. Снять их, как поношенную одежду и отнести  в добычу старьёвщика.Говоря слогом Диккенса - пусть другие из отходов  соткут  материал и сошьют себе новое платье.

 

Генри Миллер писал - с литературой покончено, не надо больше писать - какое счастье, я свободен ! Он имел в виду как раз не литературу для заработка, а ту, что имеет претензии ,значит - не даёт человеку быть собой. Освободиться от всего, не бояться назвать вещи своими именами.

Нагибин попробовал так писать в конце жизни. В его «Дневнике» есть  много субъективных выпадов.Не знаю, насколько такая откровенность оправдана. На пороге смерти  спешил  всем воздать.

 

Короткие встречи с Л.И.(пишу я в духе Миллера-Нагибина) на людях, в его кабинете, с его извечной закрытостью...Какая каторга -  эти редкие приходы при редакционной суете и  несвободе общения, его редких репликах, ревнивых взглядах сотрудников ! Только Танечка Питюкова внесла  живую радость в мои визиты  в редакцию.

 

Я, как Аполинария Суслова Розанову, загадала много загадок Л.И., которые он будет разгадывать долго.Как он теперь ? Найдёт ли силы выбраться из болезни ?

 

 « Изломы».На встрече в ЦДЛ вспоминал Владимирскую тюрьму как дом творчества. Тогда палитра жизни по памяти прожитых лет была другая.Павел Басинский в статье его пожалел и немного пожалил. Мистика чисел(144) понравилась Тане Синициной, она любит тайну цифр разгадывать.

 

Венера в лучах Урана по рождению -Л.И. быстро перегорает  в своих страстях.Он  полон до краёв собой, борьбой, идеалами.О неожиданном приходе такой женщины, как я, он в рассказе, как о чуде, мечтает. Рассказ  мог получиться прелестный - с красными десятками на журнальном столике, включенным японским телевизором, гитарой на стене, моей кассетой на письменном столе, плотным рядом его книг- публикаций на западе (тоненьких книжечек в бумажных переплётах и двумя -тремя русскими изданиями) в закрытой навесной полке, а сверху - пять-шесть дорогих икон в окладах, синим новым халатом, который одел, приняв душ после работы, уже отдохнувший мужчина...

 

Шукшин,волею обстоятельств, не дал мне  в 68м прорваться к творчеству,сам в последующие последние годы в силу настоящую творческую вошёл. Бородину я своё на этот  раз не уступила, заставила играть в  мою игру - рождалась моя книга.Не моя вина, что  сильное чувство  и творчество должны  были так защищаться.

 

“Ловушка” ловушкой и оказалась.Об этой его привычке загонять себя в ловушки писал ещё Саша Агеев со времён “Расставания” и “Женщины в море” летом 91го.Вот бы мне тогда статью почитать !По  словам Л.И.,последняя повесть не понята и не принята  друзьями. Я её люблю - написана в наши годы, в лирической линии много мне послано.Выдумал в своей фантастике про космичность беды, если прикоснётся к желанной женщине.В поэзии и прозе - он мастер.В своих героях  автор мною узнаваем,  могу из них целого собрать.

 

(С грустью я думаю сейчас о нём, о нас,по прошествии 7 лет нашей встречи.И он обо мне думает.Уже два года я не прихожу в редакцию.Не показываю целый блок стихов, написанных в 95м, закончив для него нашу  сюжетную линию “Разлукой”.Таня, его секретарь, сказала мне в 96м, что репродукция моего портрета в розовом, величиной с большую открытку, что на обложке второй пластинки, стоит на его письменном столе.Это  красивая женщина и хорошая живопись - чего не поставить картинку ? Хотя я знаю, как много для упрямого мужика значит этот поступок.

И ещё, говорит Таня, на столе  моя открытка, присланная из Лугано - на ней два барашка -овника, девочка и мальчик - мы.98й)

 

На день рождения 98го  послала ему открытку-репродукцию картины Моне  - женщина на лугу под летним зонтиком. Её лицо не прописано, только обозначено, в полоборота, оно исчезает , сливаясь с луговыми цветами, с небом.Это я -  он всё всегда понимает.  Май 98

 

Два  славных барашка - он и его подружка

На швейцарских пасутся лужках...

Видится или мечтается,в яви иль  снах ?

Женщина в розовом с ясным  красивым лицом,потом

Ощущенье предгрозовое - у неё нет лица !Под летним зонтом

Черты  её  растворяются в  благоуханных луговых  цветах...

Тают в лучах жаркого солнца.

 

Здесь набирается большое дыхание... и потом спад, и пугающее слово жаркое. Зашифрованный крик о помощи. Аритмичность последних строк - иголка скользит по пластинке, голос пропадает, искажаясь.

На открытке с изображением Рождения Венеры Ботичелли написала     этот стих, в нём -  сюжеты моих предыдущих открыток Л.И.,  и послала ему.

Но видимо закончилась та глава и пишется другая. В ней   “Титаник”, посвящённый Тане Синициной, написанный в 7ю годовщину нашей невстречи с моим героем . А между ними - “Два славных барашка”1.7.98

 

1994Меня в популяризаторы !Здравствуйте, я ваша тётя...Да и хотела бы - не просто.И так всё, что с ним связано, через муку и моё упорство пробивается.Да ещё Аристова увлекла им - помогает , ставит в эфир.

Мой герой будет  молчать и, когда чем-то недоволен(выборкой его стихов),давать понять это недовольство через редакторшу, а  мне - трудиться до бесчувствия. Хватит,  получайте легенду в красивой упаковке ! Пусть сам выберет текст из повести, тогда и читать буду. Устала я ему презенты делать, высвечивать и раскрашивать.Только моё “розовое” на другой основе холста написано, иначе его подсвечивает, как у индийцев траурный цвет - белый.Но голос мой всегда правду интонирует.

 

Поправляется, слава Богу !Как отойдёшь, болезнь опять качнула меня к нему.Нет, ничего изменить нельзя.Как хорошо, что есть у меня другие берега - моя Италия.

 

Я одевала его в изысканные одежды своих чувств, но был и пакет одежды летней, привезённый ему в подарок. Из него мне досталась простая голубая рубашка.Я не решилась хотя бы её подарить, и она долго согревала меня тем летом.Жаль, что чувства нельзя длить, а вещи носить бесконечно.

 

Огонь своих чувств загнал внутрь, и он пожирал его плоть.А на лицо натягивал маску.19.7.94

 

Какие странные краски жизни моей - страшной сказки !Там грозы розовые, голубая боль... Всё про любовь.

 

Что я увидела на двух его фотографиях в книжках «Юности», чем они меня поразили ? Ему фотограф сказал - смотрите прямо, и всё.Так открыто он никогда не смотрит в жизни.Самая верная фотография - третья, другая, из книжки 89года, где рассказы.Внутренне напряжённый, весь в своём, как сдерживаемая пружина. Остаётся только дорисовать фигуру худощавого мужчины среднего  роста.При встрече и особенно на первых кадрах, снятых мной на видео, его лицо меня поразило. Памятником мученичества всех времён и народов я назвала его себе. Каково было моей летящей   ему навстречу песне, моей душе, принять  это !Слово красивый в романсе возникло от контраста первого впечатления  безжизненности и красок жизни - загара на лице и руках в начале лета 91го, в проступивших  благородных чертах лица, случайной естественности общения, которую он обычно прячет.

Но вот что удивительно - он стал очень красив к 93му году, особенно в фильме, снятом на телевидении в Останкино на встрече с читателями. Похож на Пола Ньюмена. Я ему об этом сказала.Это я его расколдовала - своей любовью, своими песнями !

 

Вспоминается рассказ Красовского о хуторке, в книжке журнала “Дядя Ваня”.Мужчина немолодой и лысоватый, безнадёжно семейный и несчастный,засыпая, мечтает об избушке, ласковой женщине и идёт к ней в её дали, пока не заснёт.Я могла быть с той стороны сна - ждать уставших измученных путников, протопить баню, постелить постель, накормить,дав приют, одежду, покой, ничего не желая взамен.

В “Ловушке”мотивы хуторка.

 

Запахи леса и шум прибоя. Домик из слов дал приют нам двоим.

Мы просыпаться себе не позволим и разбудить не позволим другим !(Вариант посвящения на книжке, в нём лейтмотив, использованный затем в”Разлуке”).

 

 Дописан “Киж”. Кто бы мог подумать, что несколько строчек лёгонькой пародии писались так серьёзно, с натуры, по материалу сложных отношений и судеб !Варианты финала сохраню.

 

8.2.95 Всё. Ещё раз приехали туда-сюда.В Москве  мой голосок в эфире при довольно эфемерной популярности уже не слышен через густой туман людских бед, обид, криминальности. Л.И жив, оправился после операции, ходит потихонечку. Мы оба живы.

 

“От всего нечеловеческого в себе вы лечитесь самым простым - любовью.”

Цветаева

 

Похожесть нравственных раздумий Шукшина и Бородина. Вася -“За всё надо платить”. Л.И. усиленно зациклен на своей вине и давно открыл, что зло не исчезает.(В “Титанике” я веду диалог с ним - “Он для себя открыл, что зло не исчезает - ни причинённое тебе, ни искуплённое тобой. А я своё твержу, я сердцем это знаю - благословенна доброта и не кончается любовь !”).

В “Норильском дневнике”, говоря о чувствах к воображаемому отцу - литовцу-шахтёру, с которым работал в шахте,невольно доказывает, что энергия любви тоже не исчезает, целительна.Энергия добра противостоит энергии зла вокруг и в человеке.

“Не так часто мне в жизни писали хорошие стихи, не так часто поэт вдохновлялся поэтом...Внушать стихи - больше, чем писать их,большая богоизбранность.Посвящённые стихи, эту собственность - оставляю.”

Цветаева

Белый ей :”Вы птица, вы поёте.Вы каждый день во мне поёте, я вас в себе остановить не могу”.

Л.И. тогда был устрашён силой моего ожидания.Когда так ждут, всегда что-нибудь случается.

 

Цветаева пишет о Белом :”Наши отношения не развивались.Они сразу начались с лучшего.” (А наши с Л.И. - с худшего.)Белый о Марине :”Ваши молитвы - малиновые мелодии и непобедимые ритмы”.А я стала созвучна основной мелодии скрытого до времени для меня поэта - он причастил меня к своей боли, будто у меня своей  было недостаточно.

 

Не в том беда, что он запретил себе, а в том, что я с этим согласилась.Поняла и приняла издержки начала любви, дала название- определила по высокому рангу. Сердится, что не пыталась изменить, не оспаривала.

 

Говорила на радио, прощаясь с ним в радио- интервью :”Благодарю за 4 года творческого общения”. А я три года не знала, что он стихи пишет. И две последние повести “Божеполье”, “Ловушка для Адама” и рассказ  прочитала только в 94м,  в конце. Мой диалог шёл с тем, что поняла и полюбила до встречи с ним в его прозе - в “Расставании” и “Женщине в море”.

 

Солженицын в 94м по приезде вызвал его, согрел вниманием, взял под защиту. О этой встрече  Бородин  говорил в моём  интервью с ним в июне 95го на радио.Молодые критики уважают главного редактора, помнят судьбу.Но “Царицу смуты” не все осилили. Впоследствии А.Немзер поставил её в двадцатку лучших произведений последнего десятилетия.Из моих друзей её оценила Таня Синицина, я у Бородина взяла книжку журнала с повестью, которую он ей подписал.Л.И. задело молчание критиков вообще и отсутствие отклика на эту историческую повесть, которую он писал ещё в тюрьме. Интервью  Алексею Варламову, принявшему мою эстафету влюблённого служения Бородину, в “Независимой газете” в 97м  и вскоре отклик на неё в той же газете “Пастыри смутного времени”С.Земляного, воителя из другого лагеря. Л.И. сказал мне, что выпад этой статьи предназначался АИС. Как заметно прозвучала в том интервью обида главного редактора “Москвы”, что главный редактор “Нового мира”его не печатает, а вот он творчество Залыгина давно ценит. ”Любовь без взаимности” с журналом - соперником. Удивятся сотрудники. То всегда своя обида, чужую так не чувствуешь. А скольким сам Бородин отказал по вкусу и усмотрению своему ?Надир Сафиев так и не решился отнести в “Москву” свою лучшую повесть “Собачья площадка”, созвучную теме журнала и опубликовал в альманахе “Дядя Ваня”. А что со мной в редакции проделывали с рассказом о Шукшине - теряли,  небрежно и  пошло комментировала редакторша:“А что жена Шукшина на это скажет ?”.

Не собиралась я рассказ у них печатать,это был  повод в журнал придти, снять напряжение после нашей стычки летом 91го.Так что никогда и никого не благодаря, а всегда всё  всему вопреки. Рассказ о Шyкшине был прочитан на радио и вошёл в мою книгy.

Да, произошло неправдоподобное - я, не имеющая доступа к печатным изданиям,и не помышлявшая об этом, получила огромную аудиторию на радио, и он, редактор крупного литературного журнала, оказался заинтересован, чтобы вывела его на эту аудиторию.

В апреле 95го на тв в  ролике о трёх последних  книжных новинках в рубрике Солженицына судьба из рекламного списка сделала расстрельный. Лапшин, третий в списке, недавно умер. Вторым шёл Бородин с “Ловушкой для Адама”. Л.И. после тяжёлой операции своими заштопанными сосудами - ниточками за  жизнь зацепился.Первым в списке с романом о Колчаке шёл неистовый Владимир Максимов (Лев Евгеньевич Самсонов). Вечером его не стало - объявили в новостях. Стало страшно за оставшегося.Или, дай Бог, долго жить будет.

 

Опубликовал в своём журнале “Нарымский дневник”, где открывает

литовские корни по отцу - борцу с режимом, расстрелянному в 38м.

Шукшин - ушкуйник угро-финских корней,отец также сгинул.Бородин- фамилия отчима, не Иванович.Имя родного отца - Шемитас Феликс Казимирович( Л.Бородин «Без права выбора» «Молодая гвардия 2003).

 

Таня, их секретарь, всё понимает и чувствует.”Вы приглашайте его”,- говорит, имея в виду приглашение ко мне домой, что так затянулось поначалу  и уже перенесено  мною  на  тот  свет. ”Я  его  приглашаю,

приглашаю”.Нет,дорогая, нас жалеть не надо !Всё правильно - на тоненьких ножках по “нашей” крутой деревянной лестнице на второй этаж  в редакцию скок-скок, потом  вниз прыг-прыг, домой в Коломенское на машине-вражине, рекетире, к себе в каморку. Упаси Бог, чтоб мы вместе из редакции вышли - а вдруг про нас что подумают ?

 

В нашей литературной игре я   взяла себе роль проигрышную.Проиграть достойнее, чем выиграть.Человек  со сложной психикой, измученный физически, с овнским характером, на службе идеи спасения человечества - смесь гремучая.Догадывается, что я многое понимаю, знаю о его вовлечённости давно.

 

Пишет в повести -“мне физически больно от невоссоединённости”.Из догм ему не выбраться. Глубоко его анализирует критик из г.Иванова Саша Агеев (“Октябрь” 6-91).

 

В рассказе “Как он мог...” его герой кается,что был ведом: тщеславием,  желанием  сыграть  роль, неспособностью сознаться в своей неправоте, и пр..В Стокгольме около ратуши стоит памятник обнажённому Стриндбергу, м.б. потому, что так, как он в “Исповеди глупца”, никто откровенно о себе не писал.Бородину не идёт обнажение, он интересен в костюмчике - тройке и при галстуке, в кои постоянно закован.

”Человек оптимального режима поведения - мой идеал...потому я привожу в порядок свою одежду, а это значит - облачаюсь в “тройку”, какую теперь давно никто не носит...и готовлю себя к серьёзным и ответственным размышлениям” не без иронии пишет он о своём герое(“Ловушка”).

 

Коль помешать нельзя в столь безнадёжном деле, то как же быть ? Теперь они мешают им забыть друг друга, включившись под финал в чужую драму.И то, что раньше было рано, непоправимо опоздало.

Время залечило раны, но постепенно расшатало чью-то крепость.

Чему или кому-то верность ?Сравнение напрашивается.

Едва заметно то стало изнашиваться. Человек - скала или река ? Меняется или стоит на месте ? Ведь и она уже не та, и нет смирения

 в «невесте».Все думают, что ждёт она, а ждёт другой.

И от них требуют движения, продолжения, какой-то акции

 в немыслимости ситуации.И ей, заждавшейся, Ассоль от века,

приходится просить, внушая человеку,чтоб не сдавался,

и из последних сил держался за свою верность  -Крепость.24.7.95

 

Он подавлен чувством вины.Терпит, надеясь, что с годами устанут все. Уже. Устали...По нашей лестнице взбираемся вдвоём.Она узка.Я пропускаю.Скачи наверх кузнечиком, спеши...И поднимаюсь неспешно выше, а там, пристроясь в уголке, я пью горячий чай. Пиши, ведь строки посвящения не услышат.Но в почерке всё сокровенное не измельчай.Живое слово - пусть оно подышит !

 

Как мне любо теперь его молчание !В нём моё спасение.Щедрый подарок.

Я свою влюблённость в Бородина надышала зав. литературным отделом ДЗЗ Михаилу Сергеевичу Аристову - ставит  в эфир его прозу и стихи. Наш домик из слов построен, любое реальное событие его разрушит.Ему свои посвящения  на книжках пишу. В них подсказки, чтоб так и жил -  молчал.

 

Любить - быть тёплой, влажной, потрясённой, зависимой, безумной.

(Нина Берберова) Теперь мне любо укрыться, спрятаться, молчать или говорить - своё. Жить и думать о жизни.

Не позволяет себе обнаружить чувство, страсти выгорают впустую.Как у Солженицына -“пламя до небес и кучка пепла”(“Круг”).

Только Бородин предпочёл в этом пламени самосожжение. А я уцелела, к небу взметнулась, уязвив немало моралиста. Обуздание им своей природы, способной завести “не туда”.Проговоры сознания по нелюбимому им Фрейду.

 

Одновременно с лирикой пишется”Бородиниада”- история неповиновения коровы. Но разве мыслимы её претензии  к своему телёнку ? Ведь бодливая одной с ним крови...автор с себя рисует, и не дура, не засекречено авторское “я” - первичная литература.

 

“Божеполье” по теме совпало с повестью Лазаря Карелина “Свой” - блестящей, которую он опубликовал в  своём журнале (февраль 93).

А “Ловушка для Адама” злободневной темой конца света совпала с романами Слаповского и Алешковского. Они трактуют тему иронично, Бородин - серьёзно, но в конце этого тона не выдержал.

 

“Расставание”- потому повесть хороша, что жил сообразно своей природе во временной передышке  между двумя сроками, а не навешивал на себя вериги  морализатора и мученика.

 

 

Освобождение через творчество.”Словам позволив жить, и чувствам воплотиться, в стихийности мольбы себя не утесняй, и сокровенный смысл на чистые страницы ты выплеснешь легко, и слов не заменяй”(“Разлука”).Потом я написала более близкое романсу -“Слёз не осушай”.Самоцензура - писатель прячется за другие слова, пугается первоначального импульса.Пиши, пиши ! Жить не можешь, так хоть пиши ! Явь нам непосильна.Символам не больно.Кричит :”Мне больно от невоссоединённости !”А моя надежда, что зов будет принят, и двух дней не продержалась в марте 91 года.Готова к невстрече...Всё было о нас мною понято и сказано в первых провидческих стихах.

 

В инсценировке его повести “Ловушка для Адама” на радио очистила лирическую линию от фантастики, но не мистики, назвав“Судьбой и любовью матери ведомый”. И спела словами  автора  восторг  реализованной любви.Нашей.

 

Перечитываю “Лолиту”Набокова. Избавление от подсознательного наваждения незавершённого детского романа.В “Годе чуда и печали” Бородина в моей инсценировке на радио я попробовала воссоздать этот мотив набоковский незавершённости.Не зря он любит Набокова.

 

В моём последнем интервью - встрече с Великим Революционером  я стала просто его бояться.Это подобно тихому всхлипыванию девочки после третьей зарядки Гумберта. Насиловать можно по-разному. Я всё угождала ему и отрабатывала его порцию насилия надо мной, задумав бегство, но, постаревшая девочка того 1952 Гумбертовского и нашего года, стала его бояться. Прибежал, опаздывая, на студию, и тут не позвонив,чтобы уточнить, зовёт :”Идёмте покурим !” Будто мы с ним в приятельстве.“Я не курю”- осталась у столика с микрофоном.

Обдумывала своё вступление, готовясь к передаче - к  первой и последней встрече наших голосов в эфире. Для этого интервью горы литературы перелопатила. В моей голове был режиссёрский замысел. А он потом мне многое поломал своей привычной закрытостью и наработанными штампами в интервью с посредственными  журналистами.

 

“Ах, всё теперь изменилось...знать, что Лолита так близка и так горестно недостижима.Так любить её, так любить как раз накануне новой эры, когда по моим вычислениям должна перестать терзать меня...”

Замечательно, что основные мотивы и аналогии в своих  романтических отношениях с героем я нахожу у Генри Миллера и в “Лолите”.Это потому, что в основе лирики - плотские страсти.

 

Иногда  мои плутни были уж черезчур заумными(“Женщина в море”) и тогда я задавала ему загадку полегче.Это были годы потворства ему, его ожиданию подарков в нашей многолетней ”поездке” с ним. Седоки прошлого моего, наверное, заставляли его ревновать.Я продолжала восстанавливать и воспевать своё прошлое, идя вровень с писанием иллюзорного настоящего, не погрешив против правды, воспев эту иллюзорность, отказ, невоплощённость, невстречу !

 

Куда он меня затащил, куда вёз свою жертву ? “Привал зачарованных охотников”.“Ничто не могло заставить  мою Лолиту забыть то дикое, к чему я её принудил”. Чувство несправедливости и непреодолимости дошли до предела. И непоправимости.

 

...Она в страну поэзии случайно заглянула с холодным любопытством и тут же с отвращеньем отвернулась.Беглянка ускользает, и ужас потерять её , угрозы, но вот настиг, и слёзы горячие из глаз его. И вот уж будто тает принцесса ледяная, но лишь на каплю, всего лишь на каплю поэтовой страсти хватает.”Отвергнут. Брошен. Опустошён. Нет, счастье не даётся, зато поётся как, поётся ! И полилась “Песнь песней” :Дыханье затаивший сад....Как в дивном воспоминании светились лилии. К себе манили и лишь о Ней с ним говорили...(Таким я написала портрет лирического поэта на  материале “Лолиты”, “с натуры”Л.Б.)

 

“Ждал быстрейшей развязки этой игры, в которую они оба были затянуты не по своей воле. Публичное доведение до абсурда главного и заветного желания  - любви. Жуткий страх и азартное любопытство - всё репетирует, сволочь, чёрт знает что - фильм ужасов.”(Юз Алешковский “Повесть об одном безумце”)

 

Его молчание от многого меня уберегло. Преимущества постепенного узнавания и понимания человека  не в случайном бытовом разговоре, а  в серьёзном чтении его книг, статей о его творчестве. Они подсказывали и не мешали видеть самой. Умное суждение и глубокий анализ стали частью моего знания.

 

Но сколько бы я ещё написала в мажоре, если бы не оборвал мою песнь ...Просила :”Потерпите ещё, вами пишется”. Сам поэт - не понял. И наступил спад. И на нём спелась разлука, невозможность, боль.Эта тропинка  лириками хорошо протоптана.

 

Смешное писала сразу, наряду с лирикой. С последним выплеском серьёзного в завершении цикла, захлестнуло смешное.”Киж” открыл “Бородиниаду” - в ней ирония, гротеск, самопародия. Смеясь, мы освобождаемся.

Он затащил меня в бумажные прерии - любитель слова и стилист, и было мне там с ним вольготно. А он терпел  порою и злился.До сих пор “литературочка ласкает его, как душегубка”.

 

 Это ж ведь какое терпение надо иметь ! То концертом в редакции в его отсутствие в него запускаю, то эфир на весь мир - в течение ряда лет. Всё про любовь. При том, что он мне сообщил  тогда  - семейный.

Он в Киже -“достала так, что почти плачу”. Чувствовать себе запретить не может. И выход этих чувств - в его писаниях.Сама  жизнь - сюжет и финал к правде выведет.

 

 

 

Л.Чуковская о своём цензоре -“Мне и раньше  неинтересно было, почему он молчит.А потом и вовсе перестало быть интересно”.

(Нет,  здесь боль. Ведь речь шла о её повести времён террора.В её “неинтересно”-гнев и презрение).А разве моя тема  - это не  бунтующая женственность?Не голос оскорблённой любви?

 

Я пытаюсь проследить жизнь чувства, жизнь мысли.Хотя Розанов считал - мысль жизни.Если игра, как в моей “Женщине в море”, то она неожиданным образом выявляет реальность.

 

Пропустил  мечтанную жизнь, на кассете её прокрутив.

Сразу начал с разлуки и горести. Не на той скорости.

И теперь он ведёт счёт потерь, ведь впервые увидел

То, что было, что любил он.Среди прочих бед

Как осилить нам эту, эти ? Ждать встречи на том свете ?

А может быть и света того нету ?

Со мной моя звезда и покой. Меня нет с тобой.

16.10.95

 

Слава Ребров читает в “Юности” рассказ Л.И. “Струсил”.Вся эта тайга - неинтересно.” Я :”Там о его муке верно написано. И было-то всего вместо “прости”- с нежностью положил руки не на мои плечи”. (“Ловушку” я ещё не прочитала).Загоняй обломки страстей в беллетристикy !Творение нельзя заменить придумыванием.Ему писать рассказ нужно было в стилистике набоковского “Соглядатая”.

 

Стихи о Байкале, “Маритуй”. Он сбит с толку такими совпадениями, этой моей поездкой. Перед отъездом в Италию я пришла со спорами, стихами дерзкими, пирожными. Не по его схеме.

Глаз его почти не видит. Аритмия сердца, и всё здоровье прохудилось. Остаётся 95 год, чтобы распрямиться перед строгостями Сатурна. Ещё в 93м писал о двух последних кряхтиночках, что остались от  здоровья.

 

Адекватное  или неадекватное вложение музыки к тексту меняет смысл. Советуясь с Изей Хазановым о музыке к моей композиции по “Году чуда и печали”.Я взяла Элегию Рахманинова, опyс 3й. просила :”Любовь мальчика и Элегия Рахманинова возможны ?” “Да. Ребёнок может так чувствовать”.

Эту свою любимую повесть о первой любви и о Байкале- малой родине Бородин написал в тюрьме в 68м, и рукопись пропала (перекличка моих бед  в годы Сатурна с дневником ,который был yкраден y Шукшина в больнице), заново написал по памяти  позже.Прочитанная моим голосом на радио с адекватным  музыкальным вложением, она стала и повестью о нашей любви.

 

15 мая 94 года 15.00  я дома  в Москве на Ракетном бульваре.Фотограф Валерий Кузин(он работал на картине с Шукшиным,нашу с ВШ историю помнил) снимает на свете мои портреты, выбрав один - розовый для обложки пластинки.Включила приёмник, снимаю на видео.Заставка - и полилась музыка, пошёл текст.

 Я вторю ему своим голосом. 45минут эфира на основном канале ! Диктор :”Вы слушали музыкальную композицию по повести Леонида Бородина “Год чуда и печали”. Исполнители- Святослав Рихтер, Исайя Хазанов и актриса Людмила Корина.Не слабо так меня обозвать ! Но  в тексте свою роль я правильно разъяснила - автор инсценировки и исполнитель. Там было и моё обращение к землякам Л.И., его стихи о малой родине в моём исполнении, и фраза “я вижу желтый подснежник, молчаливого мальчика и дальний катер у берега без пристани”. Вот так бы и закончить всё-всё. Ведь лучше, чем это, никогда не будет...

 

93й был годом удач в творческой жизни Бородина. Экранизирована “Женщина в море” - хоть и усечённо, но основной мотив удался.Героя играл обаятельный, талантливый Любшин.Сценарист Володарский. Но что им с режиссёром Юнгвальд- Хилькевичем помешало сделать фильм ? Главным героям не дали текста повести, основные сцены и диалоги пропущены. Нет той Людмилы, что в повести, а ведь её образ с приходом новых времён так актуален !Но есть образ моря и впечатление грусти, раздумий.

(Через много лет по иному поняла и приняла фильм:молодая актриса(Людмила)не вульгарна, оператор Княжинский(Война и мир)как художник пейзажи рисует и море, убрана линия вовлечённости героя , его выпендрёж и охмурение Людмилы-здесь Володарский обрубил лишнее. А Любшин – это то, что написано в повести(писательсказал: я не такой…

А кто бы сомневался с вами познакомившись. Но на удочку слов вы романтических дур ловите, богат улов! – 23.5.09)

 Повезло Бородину сказать мне в моём телефонном звонке о документальном  фильме по тв о его родном Маритуе - фильм начинался вот-вот. Есть в нём пронзительные сцены, лица детей, стариков, удивительная природа.Но - запустение, заброшенность сельчан, оставляли тягостное впечатление.Юра Швырёв, смотревший фильм по моей подсказке, сказал, что Бородин ходил среди земляков, присаживаясь на их заваленки, как Гамлет.

После “Рубашки” и “Кричал я горько” я о нашей невстрече не писала. Только по прочтении его рассказа -“Высокую любовь” и “Воспоминание о боли”.С годами он убедится, что моё понимание было верным.

В нашей беде мы не повинны,то был день Чёрной Луны. Сдали нервы,  человек раскричался. Потом ужаснулся, сожалел об этом. И замолчал.А ей - живи, как хочешь...Действительно,”Как он мог...” женщине, воспевшей его мученическую  героическую жизнь, подарившей икону в тот день...

Везение моё на радио к концу подходило.Уже были знаки, что скоро наступят другие, коммерческие времена. Спешила, чтобы успеть сделать задуманное   для него и для своего театра.Книга Бородина, однотомник, вышла в издательстве его друга  и в продаже  успеха не имела. На прилавках уже лежала литература в ярких обложках. Равно как и мои пластинки уткнулись в раздолье попсы и видеоклипов.В декабре 94го Л.И. лёг на операцию сосудов ног. Я волновалась, держала связь, звонила из Италии.Резали ещё раз, но из беды мой друг выбрался.Старшая дочь Лена дежурила у постели отца - я написала стихи об этом и ей посвятила.

 

 

 

ДОЧЬ

    Елене Кудимовой

 

Он особой судьбою отмечен.

День рожденья - под утро, иль в вечер ?

Знает  мать, но теперь не ответит.

Светел пятый был дом, где дети.

  Заучив стихов его строчки,

Из тюрьмы выносила их дочка.

У постели больничной ночью

Медсестрой была, нянечкой, дочью.

  Бог послал, а не генов причуда,

Это милое скромное чудо.

Дар любви - средь других вариантов

Для отца нет желанней таланта.

  Ночь длинна, но похоже светает.

Он вздохнул - кто-то рядом вздыхает.

Можно тихо лежать, можно боль превозмочь.

У постели сегодня Леночка, дочь. Дек 94

 

               

                                            Татьяне Питюковой

Ахматовское классическое о лицах-

“Там сидела секретарь-девица нечеловеческой красоты”.

То была не ты.Ваша приёмная небольшая.

В ней работает, её украшая,милая, безупречная,

Тонкая, человечная женщина вечной красоты.25.6.94

                                                         

Леночка Кудимова(5.7.61) - дочь Л.И. от первого брака.Познакомились, когда я пришла в редакцию в 92м,чтобы поздравить его с днём рождения -14го апреля. Он тогда разминулся со мной в редакции, по-моему ждал и волновался. В приёмной промелькнула хорошенькая молодая женщина, спросила о Бородине.Подумала- вот пришла ещё одна поклонница его поздравить.”Это дочь,”-сказала пожилая секретарша. Я вышла на Арбат, и когда вернулась и вошла в кабинет, с ним была дочь и было очень накурено именинником.Познакомились - работает медсестрой, родилась в июле -Ракиня. Папа послал Лену за бутербродами, кофе и угощал нас.Тогда же в редакции узнали о дне его рождения и установилась традиция поздравлять.Только в 94м он её нарушил - не пришёл.Ему звонили, но он отключил телефон.Говорили, что накануне  отмечал выход книги своего друга Шафаревича. Ясно, что устал, и вообще болен.И всё же...Поняла так  - хотел быть со своими, с другими,  ни с кем.

 

А мои музыканты и вся редакция напрягались, передавая ему свою энергию в год болезни и операции.И эта энергия пригодилась.Чем-то напомнив  начало, невстречу, мой приход с музыкантами был  завершением нашего с ним  многолетнего “сотрудничества”.

 


В 95м я не пришла в его день. Таня- секретарь была у меня с мужем  Володей с визитом накануне, и положила ему на стол в конце рабочего дня 13го кассету с новыми записями. Обрадовался, говорит ей :”У Людмилы Сергеевны  рождение тоже где-то в апреле.Позвоните ей, поздравьте от редакции( !)”Нет”,-отвечает, -“её рождение уже прошло”.Про мой день в моих стихах написано.А что,Надир и через тридцать лет не помнит 6 апреля.Вот так, дорогой Леонид Иванович, дело с рождениями обстоит.

 

Я со своей ролью согласна.Мир, созданный мною в поэзии, интереснее жизни реальной. И не пыталась что-то переиграть в этой данной мне судьбою роли. Сама её выбрала, или была выбрана для её воплощения. Своими песнями и стихами я ему душу согревала, высветляла после тюремных неврозов.”Высокая любовь”,завершая основной цикл посвящённых ему стихов в 94м, прозвучала в чеканной формулировке легенды - “Возможно, ими пишется ключевая строка, на века. Л.К. “

 

В своих радио рассказах я посылала ему сигналы и на слуху слушателя превращалась в человека чувствующего, страдающего.Этот стиль игры своей жизнью, всерьёз, сближает актёра и зрителя - глаза в глаза,голосом от сердца к сердцу.Писать собой не всем дано.Это опасно для жизни.

Моя открытость, прямота отношения должно быть мешала ему.Должно, сравнивал с прошлым, примерял с надеждой - влюблённая дура, бездарь ? Не выходило. Предпочитают, чтобы мучили, обманывали. Только в этом не сознаются.Как же случилось, чтобы человек его судьбы был так непроницателен ?

 

Репетирую,гитара В.Ефимова поёт, как орган.Голос мой обретает объём,становится всё больше похож на голос Анны Герман.

Записей накопилось ещё на одну пластинку - третью. Напелась всласть.Эти годы творческого счастья у меня уже никто не отнимет.Больного человека можно исцелить хоть ненадолго - песней.Эфиром “Года чуда и печали” закончилось наше трёхлетие. Драмы -какие же ?.Храмы - Кижи.Что без гвоздей,то прочней.Прочным замесом души срастила.Сердце не камень, заговорило нежностью, болью любовью своей .(апрель94)


“Началось всё дело с песенки, а потом пошла плясать»

                                                                                    Галич

 

 

 

БАТАЛЬНОЕ ПОЛОТНО -  БОРОДИНО(1995)

 

 

ВВЕДЕНИЕ В БОРОДИНОБДЕНИЕ

 

Бурёнок он,она бурёнка, и разве мыслимы претензии коровы к своему телёнку ? Пуглив сверх меры и оглядчив.Чтобы всё это могло значить ? Ему бы всё от мамы скрываться и хорониться, а ведь у них родные лица. Бодливая одной с ним крови.Отсюда идёт неповиновение коровы.Автор с себя рисует и не дура.Не засекречено авторское Я - первичная литература.Все роли под контролем, но слово может вылететь, как воробей. Осколки жизни склеивай, иль мельче мозаикой разбей.

 

Свободна от сюрпризов и капризов. Сомнений и от героя тени. Он, Они и Я. Останутся с другими, без меня. В открытости души жалеть таких капризных братцев ? Чудить, играть ! Избави Бог к ним прикасаться ! На всё свои причины. Не думала - от русского мужчины придётся возрастом спасаться. Про возраст - правда, что его отличие - мужчины к бабам безразличие. Нет, не заводится. Уж ничего не может, но и не хочется.

 

И ВЫЛЕЗЕТ ВСЁ БОКОМ ВАМ - ЛЮБИТЕЛЯМ НАБОКОВА.


ПРОЩАНИЕ В ПРЯМОМ ЭФИРЕ

 

рассказ и комментарий

 

Довольна я, не скрою, я увернулась от своего героя. Он от меня сейчас узнал про новостишку, мы длили наш роман четыре года  с лишком.

 

1 - Переиграв, переиграв. Капризен и отвратителен

                                   героя нрав.

 

“Я у-е-е-ду, я оставляю вас в этом мире”,- пропела ему в прямом эфире.

 

 2 - Казнила без обреза - романсом ему врезала !

 

В ответ был его лепет, трепет, и голос почти дрожал -“Мне очень жал”. В буфете вскинулся, почти бежал - то ли в редакцию, то ли ботинок ему жал.Ну в общем -много всяких жал. Постойте, говорю, я строю жизнь свою в законах жанра, не причуды. Про Шукшина в буфете было. Что вам романс без чуда ? Не бойтесь, не повторюсь.

 

1 - Интрига, иль в кармане фига ?

 

Какая там интрига ! Мы оба старики с немалым сдвигом. Ах, мой герой ! Ты мне родной. Молчал, соображал, не вру ли я и сложно так выруливал...А дальше - по накатанной. Но вышло не загаданно. Боролся с искушеньями, как Робинзон с лишеньями. Картина в строгой раме. Мы разыграли жизнь, поведав всем о нашей драме. Я загоняю жизнь, любовь, в тугие рамки жанра. Ему такая роль желанна ?

 

1 -Он мечется, чужую волю терпит.Она своё поёт и вертит. Скажи, в натуре, им можно вместе быть в её лишь режиссуре ! Два голоса - её смущённый, ломкий, разный. Его - живой, благообразный.

 

2 -Как рыбке ускользнуть, как вырваться из сети ? Рецепт готовый есть ли ?

 

Рассказ о расставании, разлуке и прощании.Живая хроника оскальзываний.Гармоника, гармония и скрытая ирония.Но всё в десятку попадало и даже оскальзывание играло. В сценарии сгодится. Ларисе то понравится ?

 


ПИСАТЕЛИ   ЗАРАЗНЫЕ

(Откровения становятся погибельны,если поразмышлять  в стилистике Нагибина)

 

1 - Он опытен был и не беспечен. Надёжно тайну свою укрыл и обеспечил от сплетен, спеленав в молчание тугое, полубред. Он дал обет. И в замороченности дел и спешке беличьей закрылся от её любви, отнюдь не девичьей. Всё слушал и вникал. Немало вёсен пролетело, но не добрался он до тела. В беседах с листком бумаги и самим собой он глубоко укрылся в видимый покой.

 

2 - А она всё пела и кидалась в бой. Солдатик своего романа. Играла без обмана. Но когда упорно так встречное запирательство, то жизнь становится похожа на надругательство.

 

 Не вытащу, не вытащу, любовь свою не выпущу !

Писатели - заразные, что въяви, что заглазно.

Им бы вина.Не их вина, что славу они любят -

Вино и слава губят.  И взводные и ротные,

Любовь для них, что рвотное.Лишь пишут про неё

И жизни учат, но а в быту она живот им пучит.

 

2 - Его позвали на пикник, но выскочил его двойник - безумный человечек, и ну пошёл себя калечить ! Тот разорался, тот поник, а после боя, той заминки, какой пикник , одни поминки !

 

1 - Он уж не бегает трусцой - готов объект в музей Тюссо. Там замер, как живой, в натуре, позволив воском любоваться дуре.

 

2 - Она жива, остра, то искрой вспыхнет, пламенем костра ! И что ни песнь - всем праздник...Послушай, кто душою сник, и ты - молчун-отказник.

 

1 - Ей поди обидно было, ведь писатель он, не быдло.

 Не порадовался сердцем, смотрит тупо, иноверцем.

 

2 -Думы всё про жизнь и муки.Всё топил в томящей  скуке.

 

 Опера и пение - светопредставление. Он глядит - нет, не девица. Оперение жарптицы. Мирах - тронь и разлетится. Может, просто утица ? Ждёт - пождёт, всего боится. Глянет - и зажмурится.


1 - Искушение омыться, заново душой родиться. Омовенье в чистых водах. При его уме и годах возомнить, что на заборах нежность и любовь родится ! Зов- не к творчеству причастье, а лишь в группен-секс участье.

 

2 - Как интендант наряжен он, а мускулы напряжены.

В любую пору и погоду готов к отпору, теряя зубы, годы. Зэковские повадки. По сторонам оглядки.

 

 

1 - Лицо её доверчиво, на беличье то вверченье через четыре года сказала : “Дорогой, иди своей дорогой”.

 

2 - Казнила снова романса словом.

 

1 - Божись, иль не божись , четыре года пронеслись, как жизнь. Он понял  что к чему - кто он ей, кто она ему.

 

Улыбкой ощетинилось страданье губ.

Красив, как душегуб ! Он утончён сверх меры.

И крест нелёгкий веры.

 

1 - То сон - ему вдруг снится заграница. Там - шамаханская царица. А Шахразада оказалась старше подруг ночей его бессонных, где был он, как в нирване. Ведь он мечтал о тонком стане, не о даме.

 

2 - Их больше тыщи пролетело, ночей, а Шахразада всё пела. Он не прервал её вопросом. Молчал, как на допросах. Он не спросил, не спрашивал, молчаньем сам допрашивал. Ни словом не обмолвился. Ни даже, когда злился.

 

 

1 - Не зря он упивался втихаря её любовными стихами, песнями, и благодаря скупыми строчками певицу, сам был похож на девицу, что проведя в утехе ночь, не прочь сойти за девственницу.

 

2 - Всё силится блюсти невинность. Прикосновение - повинность. Подставит щёчечку -на, чмокай, но потихонечку !

 

МЕЧТА О ТЁТКЕ

 

Двух судеб сшибки. Ошибки. Непониманье. Тащу и груз не брошу я, хоть чувствую порою тяжесть, нехорошее. Опять туннели, щели, гроты. Но подустали и сильно сбавили обороты. Он позвонит иль нет ? Кого это волнует ? Каждый в своём и никому не дует.

 

Он - Её терпенье лопнуло, как фонды, банки. Зачёркнуты надежды, остались  лишь нули. Не миновала меня тюрьма, теперь нет сумм, и впереди сума. Я верю - мы выживем, но только бы не из ума !

 

1 - Спасайся ! Кто заграницу, кто в разбойники подастся, ограбив жизни кассу. Кто так тихонечко помрёт. Видение свобод недавних. Российская прохиндиада.

Паденье в пропасть - всё ад и вред и бред невежд. Лишь в личном островок надежд. Любовь - вот главное.Остальное врёт.

 

2 - Он сонмом верных дам обласкан, а она - не сиделка ему, а сказка. Он слушает - нет ли обмана ? Туман, дурман...Поляна. Личной жизни посиделки. Поэзия и проза женская - речушка полноводная иль мелкая ? Чем отличается от прочей всей ?

 

1 - Логически не объяснишь. Тут тайна, и женщина, как видно, не случайная. Ведь настоящая ничто не объясняет и отличает её и прозу то же, что выделяет из сонма женщин, лишь отдалённо на неё похожих. Им обидно. Подошли и рядом стали. И сразу стало их не видно.

 

2 - Их отношения под знаком нежной дружбы. Однако она ему и никому не служит. Но воз везёт одна, работой перегружена. Кому и что ей объяснять - что она не блядь ?

 

 Да, перегружена и запряжена сверх меры. Рывок - другой, и отвязалась, сбежав с галеры.

 

1 - Любовь попеременно авторов и персонажей - табу. Мы платим, иль не платим за судьбу ?

 

2 - Он записал ей в книжках ряд посвящений при случае, как в трудовой, благодаря за труд, усердие и верность.

 

1 - Это за талант её и дерзость ?

 

2 - Да, сращивание перемолотых костей. То - дарование растёт за счёт подавленных страстей.

 

1 - А книжечка её не слабо, густо ! И всплески жизни стали ярким смыслом, в них сила отражения искусством.

 

2 - Но сама она, как неизданная книжка, высыхает, выветриваясь ароматом. И после розового чувств отраженье тянет к матовому.

 

1 - Ему то нужно ? Ведь переламывает, то бишь перемывает кости. Не надо вовсе.

 

Да, немало его костей в системе жестокой условностей, где не свободный жест, а фига, и дыры местами прикрыты фиговыми листами.

 

2 - Он взвешивал всё до бесконечности, даря себя не иначе, как вечности. Кто вспомнит суть и смысл его идей ? Вернее - вереницы людей придут страдальцу поклониться.

 

 1 - Решал и взвешивал. На вечности замешивал.

 

 

 

 

  За  иль против, оборотик, от потуг слезят глаза.

 Но при том, при долгострое, чаще против станет за .

 Если долго думать что-то. Чёт - нечёт, переучёт,

 Небеспечное то нечто превращается в ничто.

 

1 - Оба за любовь в ответе, ведь в годах уже, не дети. Сцепились - писательница Распестяева и он, её подельник. Он муза ейный и молчаливый собеседник.

 

2 - Он пишет ей, она ему. Она стихи, а он романы. Она впрямую, он туманно. Игра с подачи - кто кому. Писатели ведь тоже мужички - и там и сям по повестям раскиданы шифровочки. А она впрямую лупит. Вот бес ! Вбивает легенду аж до небес !

 

1 - Чтож, он  хотя бы в творчестве пытается реализовать свободный жест, ведь реалист же !

 

2 - Пытается, и тут же пугается. Жест скомкан и зажат - история Кижа.

 

1 - Запуган и всего боится. Придумал - вдруг космическая беда случится ? От прикосновения. Молчал, молчал, да заорёт как ! Мечта любого мужика всегда была, если не тёлка, то в теле тётка. Зарёкся - не прикасаться, не хватать. И легче ему руку себе напрочь оторвать !

 

Не надо отрывать ни это самое, ни руку.

Чем будешь писать и писать ? - ворчит старуха.

 

2 - Какая мука, беда, проруха ! Замучились - один почти старик, одна почти старуха. Представили - одежды будут с себя срывать - он худенький и тётка в теле. Глядь ! Не надо было им комплексовать. В последней повести Нагибина такая плоть для мужика погибельна. И показать не стыдно - довольно апетитна.

 

Он :Моя ты Шахразада, иду на вы ! Что в бабе главное - от зада, не от головы. Пожалуйста, Степановна, к роялю ! Попой ! Из всех мне интереснее возжаться с умной бабой.

 

Она :Счастье моё я нашла в нашей дружбе с тобой ! Ты мне близок и ласково зову тебя - мой Кижик.

Он :Мечта приехала.Вся золотая блестит карета. И песни научилась петь по стилю ретро.

 

ФИНАЛ :Любовь и деньги не бывают слиШком. Храни в душе и на сберкнижке.


ШТРИХИ  К  ПОРТРЕТУ  ГЕРОЯ

 

Прощальные дары несу ему упрямо. Всё, кажется. На фотографии он смотрит прямо. И я смотрю - я перед ним не струшу. Но сбит там фокус - фотограф смазал душу.

 

Вот полка книг в моей попытке надписи на книжке. Стихи о Кижике...

1-Добей, да плюнь ты в рожу ей...

2-  В ответ послал бы розу ей.

 

Нет голубей рассказа, красок розовей...

 

1 - Дари их на прощание, дари ! Вплетай в легенды, песни и календари. И ты и он упрямы. На фотографии он смотрит прямо.

 

Каминный зал.Читатели, поклонинники.Позвал.Партер весь занят. Два друга слагают свой эпос мощно, на холст наносят мазками крупными и длинными, не сказками - былинами. Я трелью всем  пою, рисую нежной акварелью.Не выбиваюсь из былинности - мазок, другой, столь милой комедийности. Кусочек сладко-горький. Я, слава Богу, вдалеке, я на галёрке. И впредь, увольте, не было б беды, туда высовываться в первые ряды. Трудилась, заслужила милости, уйти от столь опасной близости.А теперь ему на ушко пропою свои частушки :

“Яму я себе не рою - въявь люблю свово героя”, “Роен он или не роен ? Медуница я, герой он”,”Толста я, он очень строен. Нет, не для меня герой он”.

ЗАЧЕМ ПОРТРЕТ, НЕ ГЛЯДЯ ВИЖУ -

на старость  лет  мы  станем  ближе

 

 


ЭПИЛОГ

 

То императорство не так уж долго длилось. Или во сне ему приснилось ? Попробуем перетрясти это публицисти или бельетристически. Однако же немало - этап, четыре года фактически. И главное - предсказано всё было в ранних стихах провидчески.

 

Эфир годами длился, но лился мимо уст. Любви волшебный куст был с несъедобными плодами. Всё в топку творчества. Дарила себя и время. Впряглась, и не халтурила. И лишь немного вдохновенно помпадурила.

 

Судьбы оскал. Тоска, какого лешего ! Не в кандалах я, ни в чьих скандалах не участвую и не замешана. Не именинный пирог по случаю. И в хоре семейного обожания не озвучена. Мой одинокий голос звучит сейчас. Одарена сдержаньем слова и содержаньем. Я - участь, а не часть, попытка лучшего.

 

 

 

 

Попытка жизни. Но здесь надо учесть чужие убеждения, другие измы. Извечное то нечто царапается, шебуршит, вопит, ломает карандаши. Идёт диктовка сценария из будущего. Улучшенного жития героя. Подготовка  гербария  засушенного.

 

Там на булавочке есть что-то от меня. Но я ещё жива. Дюймовочкой горюю, светлячком свечу. Пою, сама с собою говорю. Зову лететь со мною вниз головой. Гореть, безумствовать, творить ! А он всё роет грот свой, и разучился говорить. На цепь менЯ, дави, томи, моральными рецептами ! И вынырнув из моря чувств живых, порой ворчу, озвучиваю их. Из всех  запасов измов я выбрала лишь “ умереть, уснуть вдвоём” в прозрачности печальной мистицизма.

 

 

18.8.95

 


ПОДПОРУЧИК КИЖ

 

Минидрама. В ней участвуют : автор, Киж, дама и два голоса из хора.

 

Автор : Роман века...Хочу оживить, миру явить героя-человека ! Луч осветил отражение...Боже ! Оживить ! Ведь ему самому уже тесно в этой маске...Всё, как в сказке.

 

Она вспоминает, вызывая образы прошлого :

Какие фиоритуры молчания на саморежиссуре... Лицо печальное...он дал обет...на второе пельмени мы ели...но платье ! Как одет ! И каковы приличия ! (потрясённо)

Беатриче !

 

Первый голос (скороговоркой):

Какие там истории,чурбан он весь зашоренный,лишь выглянет в мечтаниях - в бумаге для писания, чуток там оживится, подкорка - заграница, напишет повестушку иль роман, и тут же спрячется в карман -

зашоренный чурбан !

 

Второй голос ( с сожалением, удивлённо) :

Опять молчит и что-то пишет.Постой, да он хотя бы дышит ? Вот - наскрипел три листика. Сплошная публицистика.

 

Она ( патетично, скандируя) :

Громко

            спою

                    о чём

                             ты молчишь,

Мой главный

                      герой

                               подпоручик

                                                  Киж...

Первый голос ( ехидно) :

Привет из подкорки - пишет мышь.

 

Второй голос (дразнит) :

Чижик-Кижик где ты был ?

Ты из книжек выбил пыль ?

 

Он (в письме ей Оттуда) :

Жизнь в той реальности, в мире теней, это что-то, но и там свои заботы...

 

Первый дразнит :

Так случается, когда в этой ни черта не получается !
Она ( трагично, начиная что-то понимать) :

И меня, живую, загоняет туда же ? Что может быть гаже ! Жить хочу, любить ! Он душит меня, уводит, и жизнь из меня уходит...

 

Автор ( ремарка) :

Автограф тихой  мыши - он пишет :”Певице Крупной, с большой буквы, живой ещё пока девице...Когда ж ты замолчишь ?” И подпись - подпоручик Киж.

 

Финал

 (одна из попыток завершить драму)

 

Она ( нежно) :

О чём ты всё молчишь, мой несравненный Киж ?

Целуют мои ручки другие подпоручики...

 

Первый :

Она всё про любовь, хоть тресни ! Иных ведь не любить, а слушать интересней.

 

Второй :

Кто сердцем чист, поёт не за награду. Не обижай Шехерезаду !

 

Дама :

Тебя я не корила, дуэтом говорила. Теперь уж Ваш черёд, пожалуйте, милорд !

Слышны робкие, едва различимые слова Кижа.

Автор :

О чудо, он живой, он дышит !

Финал открыт - пусть каждый сам допишет.                                      

 

ВАРИАНТ ФИНАЛА

Она (нежно) :

О чём ты всё молчишь, мой несравненный Киж ? Целуют мои ручки другие подпоручики. Тебя я не корила, дуэтом говорила. Теперь уж Ваш черёд, пожалуйте, милорд !

 

Он (материализуясь, но скоренько так, ведь чувства все наискосяк) :

Меня не прогони, верни любовь, верни ! Срастётся, где разрублено, вернись-вернись, возлюбленна, ведь жизнь моя загублена, вернись, ведь ты одна, одна лишь мне нужна !

 

Happy end. Восхищённые восклицания голосов и удивлённого и польщённого автора :Иди ж ты, вот те на ! Ну, девка, сатана !

 

 

 

 

 

 

 

Второй вариант финала

Первый и второй голос дуэтом :

Всё это длилось бы и длилось,

Да сковородка накалилась.

Ведь горячо - куда уж лить,

С кувшином по воду ходить.

 

Она :Всё ведь пропето было, сказано,

         Да на ушах шапка завязана.

        Ты не спеши. Так уж опоздано.

        Моя любовь вся людям роздана.

 

 ОТКЛИКИ НА ДРАМУ “ПОДПОРУЧИК КИЖ”

1 - Во всякой шутке есть ...своя правда.Всё так.

 

2 - Здесь правда всё.В основе реальный факт.

 

1 - Предвзят и подозрителен, он увлечён.     А она не так уж простодушна, и явно  обречена.

 

2 -Для посвящённых пьеса. В ней много умолчаний.Но настоящего в ней нет замеса.

    

1 -А мне понравилось ! Она владеет эксцентричным даром.    Не “Ширли -Мырли”, понимаешь,одним ударом и выразила    всё своё.    Как это ?      “Ну всё, всё...Всё ?”

 

2 - Она и Он, без имени и отчества встречаются,чтобы    избыть проклятье одиночества.Но вместо настоящей   близости  впустую тратят  своё и наше время, плетя     узоры сложных настроений .

 

1 - Здесь драма немоты. Она одна. Он никогда не вымолвит и  слова текста, и не изменится.Не подойдёт, не скажет о      плохой погоде, и даже нечленораздельно, в сурдопереводе.

    

2 - Из жизни драма. Так бывает. Обидел бабу и пережива-а-ет.    

 

                       Откровение

Сюжет исчерпан до конца.

Проверен камертоном искренности.

Две стороны медали, два лица

В их кажущейся несовместимости.

От придыхания на пониженье

Тон проверен – засахарено, засолено?

Попробуйте с коробки поскрести,

Чего здесь новенького в стиле, но

Здесь злости нет и чувству автор верен.

Здесь раньше были сладости.Обмен.

Здесь воздух лирики и фельетона ниша.

И верный долгу безупречнй джентльмен,

Расцвеченный, но всё же -  манекен.

Уже предчувствовался Ницше.    дек.97     

 

ПРОЗАИК

 

Прозаик - он, как известно, про заек пишет, он их терзает. Но перед тем, как растерзать, убить, и шкурку выделать на шапку, он долго будет вам описывать пейзаж, кровавый след и зайца лапку.

 

На свежем воздухе работает, а в домике камин, тепло, и нет мороза. При зайцах хорошо устроилась избыточная проза. Умение забалтываться про лес и зайку - вот главный козырь, так зарабатывается звание прозаика.

 

Чуть промелькнул, лови его, вцепись, ты за косого, как за жизнь держись, за заиньку. Ведь полоса пошла такая рваная у прозаика. Поймал, разделай и сложи свою мозаику. Потом метафорой легонько освежи всё то, что раньше было заинькой. Многопудовый том свалял, свалил - пожалте в кассу, со скромной просьбой оплатить всю зайцемассу.

 

Советовались звери - есть потери. Пора кончать. “Убрать !” -изрёк им Лев ,-“всю эту шатью-братью.Помянем зайца -храбреца с зайчихой-матью.Вот вам порог ! Какая касса !”

С тех пор прозаиков зовут “низшая расса”.

 

Я поэтесса. Мы из другого теста, теса,леса.

31.10.95


ЛИРИЧЕСКИЙ ПОЭТ

 

В зале родной словесности развесим портреты местных известностей. Справа - прозаик, проза. Здесь всё основательно, серьёзно. И гонорар и розы. А эта куда лезет егоза ? Поэзия. Я - за. Повесим её слева. Но гений здесь иной, иные гены.

 

Прозаик, он, как известно, про заек пишет. В поэзии забава иная. Поэт лелеет и терзает, как Лолиту, свою нимфеточку обиду. Чтоб от неё зачать печаль, поведав о сём в печать. Нет сладостнее для него той пыточки - возни вокруг своей обидочки. Тут нужен особый дар, с трудом он добывает свой нектар. Поэт лирический - маньяк, он пьёт обиду, как коньяк. Весь во власти своей преступной страсти.

 

Для пения ему нужна не Ева благоверная, а иная дева - Лилит - принцесса ледяная и неверная. Она в страну поэзии случайно заглянула с холодным любопытством и тут же с отвращеньем отвернулась. Беглянка ускользает. Он покорён и ужас потерять её, угрозы, но вот настиг, и слёзы из глаз его. И вот уж будто тает принцесса ледяная, “но лишь на каплю, всего лишь на каплю, поэтовой страсти хватает”.

 

Отвергнут. Брошен.Опустошён. Нет, счастье не даётся.Зато поётся как, поётся ! И полилась “Песнь Песней” : Дыханье затаивший сад...Как в дивном воспоминании светились лилии. К себе манили и лишь о ней с ним говорили...

 

Нет, всё не то. Лирический поэт открыт, доверчив, утончён.

Дитя прекрасное и чистое.Читайте его стихи,чтобы узнать, каков он.

19.11.95


ЭЛИТНОЙ КРИТИКЕ

 

Их мало. Могу по именам всех счесть и отчествам. Их, досточтимых, изрекающих пророчества и открывающих дорогу в ад - у них ключи, иль в рай, бессмертие, они не палачи.Так что сиди и слушай, что скажу, известный критик. Я докажу, что ты не гвоздь - всего лишь винтик.

 

В статьях, рецензиях, в элитном варианте, всё прихотливо, чтоб доказать, что сам талантлив. Стилист. Изящество ты превращаешь в щегольство. Ведь главное - не этот, как его, ну скажем “автор”,что написал он там и гавкнул, а твоё собственное мнение и собственное твоё литературное произведение.

 

Что литератор, он утеснён и уценён до цента, ведь возвышается  над  ним  Его Величество фигура рецензента.

(Я чуть не сбился -Резидента, иль скажем просто - Президента).Здесь явно комплекс русского мужчины, хоть баб талантливых не счесть, есть критикессы. И объясняется всё просто - не вышел ростом. Мы переставим величины - неполноценность и уродство мы выдадим за превосходство.

 

В элитном варианте уменья хватит - у авторов ты наловчился списывать и в тех же терминах описывать. Ушёл весь пыл в название, исчезла искренность и смысл истолкования. Однако - “и мы пахали и сами стали с усами Сталина”и очень лестно теперь нам сняться с авторами, именами. Так хочется немножечко известности в истории родной словесности ! Мы перед автором не млеем и комплекс свой преодолеем.  

 

Кто отличит потуги эти, все эти этики, эстетики ? Смелость или хамство ? “Нас  мало, мы не роботы, и наша - штучная работа, поэтому приходится наращивать и пыл, и обороты.

 

А этот шьётся, глядь ! Приходится свой стиль оттачивать и изощрять. Литература и читатели - мура. Ведь главное - элитная игра. Не можешь быть, как мы умны, переходи на феню. Там мат - лирическое стихотворение.Там лексика своя и не противная - ненормативная”.

 

Так что будь прост, мой маленький. Ты помнишь, как Маяковский жалел такого - Тальникова ? Кто б его помнил, а ведь достал пострел и преуспел. Записан был в скрижалях за то, что славно жалил. Сейчас легко быть смелым.Так занимайся своим нескромным делом - колоть и подмечать. На то печать. Твой автор промолчит, к чему ответы ? Он знает - у тебя семья и куришь сигареты. Пиши своё, а он своё сидит и пишет.

Сегодня вечер неплохой. Пойдём подышим !

1.11.95


ВОТ ВАМ РЕКЛАМА

 

Персонаж пародии Л.Кориной по повести Л.Бородина Женщина в море приходит в редакцию журнала “Москва” и, не найдя привычного пространства -лестницы, палубы, ведёт нелицеприятный разговор с персонажами повести, мафиозными дамами, обманувшими писателя.В условиях “рынка” редакция сдала первый этаж банку.

 

Не зря этапом зовётся этап,

По лестнице вверх над пропастью,

Менялы с бабами или без баб

Склубились лирической повестью ?

 

      Плыть иль не плыть, решайте,друзья,

      Женщина в море -они или я ?

 

Раскованно, дерзко вхожу в Инкомбанк.

Менять. Вы подумали грабить ?

А взглядом ревнивым ищу двух баб -

Убить или жить оставить ?

 

      Знаешь, лахудра, слышишь, дитя,

      Здесь было море, и женщина -Я !

 

Ловчить вам привычно среди недотёп -

Умри ты сегодня, я - не обязан.

Закон лагерей. А как же все те,

Кто площадью с вами связан ?

 

      Жизнь положу за други своя !

      Женщина в море - это ведь я !

 

От встречи личной бросает в жар -

Пупилло она, он -Бедости.

В мордовском лагере пара нар

Скучают, зовут их в гости.

 

      Бесы меня обступили, скуля.

      Кто недотёпа ? Конечно же, я !

 

Крепись, писатель, ну их к чертям !

Собравшись, беду мы сдюжим.

Жаль, что наш мир на деньгах, как там,

Становится явно хуже.

      

      Поквитаться бы не худо

      Мне с бабищей и лахудрой.

      Позовём в Третейский суд

      Этот избранный сосуд.

 

      ВОТ ВАМ РЕКЛАМА, ВОЙТЕ, СКУЛЯ !

      ЗДЕСЬ БУДЕТ МОРЕ. ЖЕНЩИНА- Я !

       

                           Три дня рождения моего героя

 

Пройдёмся по апрельскому Арбату 92-94гг, по датам рождения моего  литературного героя.Работаем мы рядом - его редакция журнала “Москва” на Арбате,20, я - в доме звукозаписи на Качалова. Прихожу в редакцию не часто, но в день  его рождения непременно.

Арбат 92го - крикливый рынок.Вот уже где развернулась осмелевшая предприимчивая шпана. Всё на продажу.Я иду в редакцию, протискиваясь в толпе. Бородин уже в другом кабинете, он заместитель главного в журнале. В день рождения знакомлюсь с очаровательной молодой женщиной - его дочерью Еленой. Она тоже пришла поздравить отца.Л.И. угощает нас бутербродами и кофе. Сотрудники от нас узнают о его дне рождения и поздравляют.

В 93м Бородин стал главным редактором.Его кабинет большой, представительный. В мартовской книжке журнала в страничке гл.редактора читаю, как тяжело им работать в шуме и маете этого базара. Прихожу первого апреля - Арбат чист, умыт, достоен.”У вас наверное связь напрямую с Всевышним”,-говорю. Улыбается. Рассказываю ему о своей работе на радио, о  новых записях песен. Ему интересно. Сам поёт и играет на гитаре.

94й год - трёхлетие нашего знакомства.  В разговоре с секретарём Таней узнаю, что были  как-то у них в гостях артисты, и что музыку здесь любят народную, хорошие голоса.Хорошо бы, говорю, чтобы и мои музыканты  и певцы вам и ему спели,ведь давно они поют  мои песни, ему посвящённые.И она думает, что хорошо.Сказано - сделано.Готовимся к концерту.Мы стоим на Арбате у входа в здание редакции с гитаристами В.М.  Дубовицким и  Вадимом Ефимовым. Они  виртуозы.Пишёл певец Евгений Андрианов.Вход в редакцию стал современным.Жильцы первого этажа, банк, сняли первый этаж помещения. На фасаде здания у входа новая доска с названием журнала и скульптурным изображением Георгия Победоносца работы Вячеслава Клыкова.

Входим. Здороваюсь  внизу с модно одетыми молодыми людьми из банка. Здесь я поселила персонажей своей пародии “Женщина в море”. Они тоже хорошо смыслили в арифметике, эти две мафиозные красавицы, пока не попались на афёре. Говорю  “банкирам” :”Всё здесь моё - и эта лестница моя, по праву воображения.А оно у меня пророческое, боюсь иногда писать - сбудется”.Ловлю их удивлённые взгляды, только пожилая женщина, она убирается в банке, смотрит приветливо.Я приглашаю её наверх в редакцию :”Сегодня день рождения Бородина”.Наверху идёт ремонт. В комнатах тесновато.День обычный, рабочий. Именинника нет.Звонят ему, ведь не может он не приехать в такой день ! Наверное, нездоров. Открывают большую комнату - его кабинет, накрывают стол для чая. Гитарист трогает струны. В.М. начинает с плясовой, становится светлее, радостнее вокруг.Сотрудники приходят на концерт группками, по очереди. Заходит дочь Бородина Лена,она теперь работает в редакции, а с ней её сын -  внук писателя 13-летний Вася, ровесник моего сына и мальчика из повести о первой любви из повести “Год чуда и печали”, которую я недавно записала  на радио. Дарю Васе  свою пластинку :”В ней есть песни, посвящённые Л.И.”Андрианов начинает с “Анастасии” -это моя первая песнь, в ней образ  лирической героини прозы Л.И. Снимаю концерт видеокамерой на две кассеты - для себя и имениннику в подарок.Веду наш концерт- серенаду, присев к столу главного редактора.  Оставляю на столе свой подарок - кассету с записью “Женщины в море”  и  миниатюру - Георгия Победоносца в серебре.

С днём рождения, Леонид Иванович ! Мы, музыканты, свою часть программы вашего астрологического года выполнили. Этот день не переносится. Он такой, какой получился.Хорошо, когда весело, и из ваших окон звучат музыка и наши песни !

 

Предисловие к первому исполнению  на радио музыкальной сцены “Женщина в море”

 

“Женщина в море”- это камерное сочинение, музыкальная сцена для двух исполнителей - ОН и ОНА.

 

Леонид Бородин написал лирическую повесть “Женщина в море”.Герой повести, немолодой мужчина, или таковым себя считает, человек трудной судьбы, приезжает на отдых к морю. Он его видит впервые и ведёт с ним свой монолог.

 

В музыкальном сочинении Степана Соснина на моё либретто мужчина, ОН, дословно поёт отрывок монолога повести :”При всём том странно, я не боюсь моря. Я его совершенно не боюсь.Увы, я не молод, да, я не молод и у меня нет ни сил, ни времени  на искушения,коими полны мои чувства, когда я смотрю на море...” Я едва удерживаюсь, чтобы не пропеть этй фразу, настолько органично музыка вошла в слова, чувствую их упругий ритм.

 

Женщина - ОНА. такой героини у Бородина нет. Там две другие мафиозные красавицы, мать и дочь, с которыми свела судьба героя повести ненадолго, оставив болезненный след.”С пирса я кидаюсь в волны, плыву под водой, а волны что-то проделывают со мной”. И далее :”Голова-ноги, голова-ноги. Но я не могу утонуть, я не верю, что могу утонуть”. Такой текст. Да это просто находка для пародии ! И он удивительно музыкален.

 

Моя женщина - пересмешница. Свой монолог она ведёт, обращаясь к нему, обыгрывая в стихотворной форме фразу за фразой, иронично вплетаясь в его речь, подмечая архаику слова “коими”, обернув в довольно смелое “а на кой нам они ?”.ОН :” Уж слишком поздно свела меня судьба с морем, и даже не свела, а так - провела около”. ОНА :”Уж слишком поздно нас свела судьба, вернее, не свела, а так - провела. И мимо, как всегда. Всё около да около, пока совсем не заглохло”. Здесь лодка иронии закачалась, как в шторм. В наказание - в эту фразу нелегко было впеться.

 

И она не молода. Но и по этому поводу можно пересмешничать, а мужчина философствует. Она явно хочет сказать что-то иное ему, и в этом ей легче признаться в иронической форме. “Я кидаюсь в вас, как в волны, а вы, ну будет, полно, что вы делаете со мной, весьма-весьма немолодой .Голова-ноги...”Больше всего досталось этим ногам. Знал бы писатель, поостерёгся, обрубил бы их.

 

Он поёт своё, она своё. Он серьёзно-раздумчиво,она  нежно-насмешливо. Но где-то в середине монолога он запутался, зачерпнул из её текста, и их голоса сливаются вместе :”Искушеньями, а ими полны наши чувства.Ах, друг мой, всё это так грустно !”

 

Женщину поёт не повица, я, автор. Но что это ? То ли голоса немного - почти не слышно иронии, а его серьёзность так лирична.

 

“Чем всё это кончилось ?”-спросил меня певец Юлий Слободкин, уточняя рисунок своей партии.”Ничем”,-отвечаю.”Так бывает в жизни”.

 

Ничем ? Он и она поют любовь.

 

Музыкальный рассказ впервые прозвучал в эфире весной 93 года, и потом неоднократно.

У ДРУГОГО МОРЯ

(Предисловие музыкальной сцены “Женщина в море”для”Радио России”)

Я начинаю свой рассказ музыкальной прогулкой со слушателем. Мы пройдёмся по набережной пригорода Генуи Сестри Леванте в Италии, где живу я - автор либретто музыкальной сцены”Женщина в море” и исполнительница женской партии. Нас будет сопровождать музыка композитора Степана Соснина. Я расскажу вам предысторию написания моей “Женщины в море”, которая перекликается с детективным сюжетом одноимённой повести Леонида Бородина, познакомлю с авторами и персонажами сцены и повести.

 

В 1988 году Леонид Бородин написал лирическую повесть “Женщина в море”.Её сюжет - немолодой писатель, человек трудной судьбы, приезжает на отдых к морю.Он его видит впервые и ведёт с ним свой монолог.Отрывок из этого монолога в начале повести поёт в моей музыкальной сцене другой персонаж - мужчина (певец Юлий Слободкин).

 

Название повести предполагает романтическую встречу.Она состоялась - сначала герой повести спасает мать, пытавшуюся утопиться, затем знакомится и влюбляется в её дочь.Мафиозные красавицы запутались в своих личных и денежных перипетиях.Девушка со своим дружком впутывает  нового знакомого в свой план  ограбления кассы сообщников, о чём ему неведомо. Выбраться из капкана ему помогают крепкие кулаки. Аферисты бежат заграницу. В конце повести одиноко бредёт он под зонтом в раздумьях и смятении чувств. У его ног плещется море...

 

Порой вымышленый мир оживает. Он может возникнуть в судьбе самого автора, или другого сопричастного человека. Жизнь продолжается за пределами текста. Маска, надеваемая художником, имеет обыкновение приставать к лицу. В названии повести многоточие...

Девушка и её мать - современны. Таким хищницам теперь не надо бежать заграницу, чтобы без опаски пожить на награбленное. Ситуация в стране доросла до своих героев. Их счета в банках растут.Теперь они спешат занять под офисы престижные особняки в центре города.

Единственный романтический персонаж повести - мужчина. Он не современен. В названии более подходит “Мужчина в море”, в непривычном для него житейском море, в море его чувств и раздумий. Вступая в диалог с героем повести, мой персонаж - женщина, неосознанно и неожиданно для меня, автора, стремится вернуть повести название.

 

Итак, мы идём вдоль белокаменной набережной Лигурийского побережья, красивейшего в Италии. Граница неба и моря сливаются, всё пронизано полупрозрачным светом. Здесь, у другого моря, живёт  женщина. В её душе что-то поёт. Прислушаемся - мужчина начинает свой монолог :”При всём том странно - я не боюсь моря...”Она начинает вторить ему, обыгрывая в стихотворной форме фразу за фразой, пародируя его серьёзность, витиеватость слога, но, пересмешничая, она явно хочет что-то сказать ему. И в этом признаться ей легче в ироничной форме.Смысл сцены идёт от знания целого. Слияние вымысла и живой жизни.

 

Анна Ахматова говорила :”Если после двух прочтений смысл стиха вам непонятен, переходите на детективы». А ведь у моей “Женщины в море” и впрямь детективная предыстория.А взаимоотношения персонажей и живых лиц не окончены, они длятся, переходя то из вымысла в жизнь, то из жизни - в музыку и слово.

 

В год написания повести, в 88м, со мной произошла история, похожая на ситуацию в повести -я была ограблена двумя итальянскими аферистами.”Мир не видел подобной пары - Грациелла Пупилло и Серджо Бедости.В мордовском лагере стонут нары, мечтая увидеть обоих в гости.”Встреча с героем повести была подготовлена - женщине всегда нужен защитник. А у того персонажа было доброе сердце, чуткая душа и крепкие кулаки.

 

Я встретилась с писателем в апреле 91 года в редакции журнала “Москва” на Арбате. С моими стихами и пародией “Женщина в море”он был знаком по письму. На фотографии в журнала “Юность” он казался крупным. Ладонь, подпиравшая щёку, вполне соответствовала кулакам его персонажа. По коридору ко мне шёл худощавый мужчина среднего роста, симпатичный, мало похожий на того здоровяка на фото. Я внимательно посмотрела на руки. Пожатье было крепким.Кулаков не было...

 

Досадно.Ведь с этих добрых кулаков всё и началось. Я не спросила, был ли он у моря. В отпуск писатель часто ездит на Байкал, где прошло его детство Про море нарочно не спрашиваю - мне не хочется расставаться с его персонажем. Возможно, он до сих пор мечтает увидеть море, поэтому так увлекательно о нём пишет.Поют мои герои. Они поют для себя, но и нам интересно узнать - кто они и о чём поют ? Пройдёмся вдоль набережной, послушаем...

 

ОН, мужчина, это романтический персонаж повести Бородина. ОНА - женщина у другого моря, прочитавшая о нём в книге. Он не может её увидеть, они не в одной реальности, и пересечь её можно только творческим воображением.

 

Два голоса. Мужской - тема моря, её тема - лирическая. “Я кидаюсь в вас, как в волны”.Он для неё - море. Лирическая миниатюра о невозможности услышать друг друга.Так бывает в жизни. Женщина шутит, но в ней живёт грустное остранённое наблюдение - как же он не слышит её ? Она не дождётся ответной реплики. Один лишь раз их голоса прозвучат рядом и об одном, проговариваясь.

 

Его монолог согрет близостью её голоса, но ответить он не может - он из другой повести.Один раз (это исполнитель случайно спел не свою реплику, и я не стала исправлять)он попадает в её мир, мир чувств. Пересечение смыслов - вот композиция и метод музыкальной сцены. Музыка неудержимым потоком,

протоками, сходится к морю, к чувству.

 

Ситуация зыбкая.Озорная нелепость.Смысл  его слов далёк от лирики - в них серьёзные раздумья.Но он как бы знает, что через невидимую перегородку к нему стремится прорваться голос женщины.

 

Его серьёзность вблизи её зова должна звучать комично, гротесково.Так задумывалось. Получилось иначе. Оба исполнителя поют своё, но по внутреннему чувству - об одном, и друг другу.

Прислушаемся. Поют...

 

Музыкальный рассказ прозвучал на “Радио России”14.2.94

в день святого Валентина, покровителя влюблённых.


 

Текст вступлениЯ к радиокомпозиции “Год Чуда и ПеЧали”

прозвучавшей на радиостанции Останкино 13 мая 94 года в 15.15

 

Дорогие радиослушатели !Сегодня вы услышите музыкальный рассказ по повести Леонида Бородина “Год чуда и печали”. Я автор и исполнитель этой композиции - поэтесса Людмила Корина.Живу в Италии, в Генуе, не теряя связи с родиной. В литературе недавно. Весной 91го прочитала в журнале “Юность”повесть и роман Бородина, увидела его лицо на фотографии.Они поразили меня - проза искренностью и талантом, а лицо - я вспомнила, что видела его на рисунке в газете “Русская мысль” в июне 87го, где Александр Гинзбург писал об освобождении Бородина - узника лагеря особого режима в Мордовии. Я написала писателю письмо и вскоре  по приезде в Москву встретилась с ним в редакции журнала “Москва” на Арбате, где он работает. Показала ему свои песни, посвящённые теме политзаключенных -“Любовь до встречи” и “Разлучили нас”.Так начался наш диалог поэтессы и писателя, который длится.Бородин -поэт, он автор сборника “Изломы”.Предваряя его, Игорь Шафаревич писал :”Многие поэты писали о своей музе с такой конкретностью, будто речь идёт о чеём-то большем, чем литературный образ.Такой музой для Бородина стала Россия”. Я прочту одно стихотворение Бородина, которое может стать эпиграфом композиции по его повести, которую вы услышите -“Радость жизни, соки жизни истощились,на пределе,лишь споткнуться, опрокинуться, лежать...

На плечах усталость виснет, вся надежда, в самом деле,до Байкала, до Байкала б добежать !Что поделать - знак рожденья, что поделать -пуповина !Этой привязи судьбы не избежать ! И тоска до наважденья...

И дорога длинно, длинно...до Байкала,до Байкала б добежать !”

Мой радио-рассказ услышат земляки Леонида Ивановича на Байкале в посёлке Маритуй. Я там побывала - я  видела  документальный фильм, в нём снимался Бородин. Моё детство прошло в Ачинске Красноярского края.Моя сопричастность судьбе писателя началась давно - там, на Чулыме, в завороженности красотой Сибири. Я вижу жёлтый подснежник, молчаливого мальчика и дальний катер у берега без пристани...Сегодня вы услышите повесть Леонида Бородина “Год чуда и печали” - о первой любви, о красоте Байкала, о любви к родине. Прозвучит музыка Чайковского,Грига, Рахманинова. Солисты -  пианист Святослав Рихтер и скрипач Исай Хазанов.13 мая 94


 

 

А.АГЕЕВ - “Моралист против сфинкса”   (“Октябрь” 6-91)

 

Проза Бородина остросюжетна, стоит на трёх китах развлекательной беллетристики. В ней элементы фантастики, детектива, мелодрамы.

Рационалист и моралист, первичны идеи, ради проверки которых во всех мыслимых режимах он и закручивает сюжет. С идеями и происходят разнообразные приключения.

   

Принадлежит к плеяде людей, политическое упрямство которых спасло лицо нашего общества. Там в лагере и встали те вопросы, на которые он попытался ответить, обратившись к литературе.Во имя чего, что есть истина  -главный вопрос, по которому непримиримо расходятся сидевшие в лагере противники режима. В качестве знамени они выбирают разные идеи. В общественно-литературном размезжевании наших дней писатель занял определённую позицию.Но в его произведениях не всё так просто.

 

 

Своих героев он ставит в ситуацию нравственного выбора.Но и сам автор этой энергичной авторитарной, жёстко срежиссированной прозы, мучительно размышляет, не в силах сделать выбор во имя каких ценностей стоит положить жизнь - либерально-гуманистических, или почвенно-национальных ? Абстрактно они совместимы,  а на деле в человеческом мире выбор неизбежен. Он о своём выборе заявляет с первых страниц, но ему не веришь.

 

  В “Женщине в море”, полный морального превосходства, он непрерывно рефлектирует, не переставая любоваться героиней. В противопоставлении высокой морали и карикатурной свободы маскируется конфликт Природы и Морали. Море в повести - огромная метафора аморальной природы(свалка, мёртвая стихия, дохлая кошка), обнаруживая бессилие перед ним.

 

    Моралисты всех времён и народов решительно не знали, что им делать с природой просто и природой в человеке.Они проповедовали в аскетической судороге, она - не подчинялась. Но в основном это были мучения моралистов -безбожников. При соприкосновении с природой рушатся моральные устои, и понимаешь, какую страшную догадку он боится высказать. Ведь он, рационально вычисливший, что Бога не может  не быть, сам в него не верит. А неверие для него - знак собственной неполноценности.Бородин загоняет себя в безвыходную ситуацию, в порочный круг.Рационализм не позволяет по-настоящему поверить а Бога, преодолеть его можно, пробудив в себе непосредственное, природное, но природа аморальна,её сатанинская прелесть - непреодолимый соблазн. Шаток сам фундамент, на который опирается писатель, вынося свои приговоры героям и жизни.Бог у него вычисленный, а вокруг него живёт, движется безбожная природная жизнь, но она то и волнует его по-настоящему, кровно и чувственно.Вокруг идеи Бога и роман “Расставание”. В нём концы с концами тоже не сведены.Тося живёт с Богом в душе, в атмосфере чистоты и любви, властно притягивает героя.Он мечтает о сибирской глубинке, как чеховские сёстры о Москве.В конце концов два рационалиста - автор и его герой,без конца осуждающие рационализм,попадают в собственную устроенную ловушку.В Москве, столкнувшись с непредсказуемым потоком живой жизни, он безнадёжно в ней запутывается. После общения с Тосей холодный рационалист стал живым человеком. Теперь он ближе к Богу, чем когда бы то ни было, но цена этому - погубленная жизнь Тоси.Чтобы цена не казалась чрезмерной, он идёт на сомнительный ход, превращает живую Тосю в призрачное видение на своей свадьбе,  как бы благословляющее его выбор.И с Богом в душе и без Бога герой одинаково несёт зло.И если бы из этого зерна автор честно вырастил трагическую коллизию. Но тогда бы пришлось признать, что жизнь богаче самой высокой морали. Пойти на такое Бородин не может.Его проза на логическом уровне утверждает правоту христианской морали, а всей своей эмоциональной, чувственной плотью буквально вопиёт о прелести греховной,безбожной, живой  и свободной жизни. И писатель не может не понимать противоречивости своего “выбора” и своего ответа.


 

Леонид Бородин “ПереЧитываЯ Норильский дневник”

 

Журнал “Москва “6-7,94

 

Двуотцовство.Тот отец ушёл из моей жизни, когда жизнь только начиналась. Забрали в 30е годы террора раз и навсегда, не оставив ни фотографии, ни строчки. Отчим - дай Бог каждому такого родного !Уважение к родителям беспредельное, почти поклонение. Узнал о неродстве отца в 12 лет. Удар был силён, но детство спасло от надлома. Любопытство к другому  - он был литовских кровей.

Студенческий кружок, первый арест в 18 лет. Поехал осваивать шахтёрскую профессию в Норильск.Рудник, проходка, в бригаде литовцев крепильщиков шестым.Они молчаливые, бородатые, достойные. Началась странная игра, которой настолько увлёкся, что когда пришла пора ,выйти из неё было нелегко. Непонимание их речи возбуждало фантазию.Вообразил, что отец остался жив - и вот этот мог быть моим отцом. Начал скучать, тосковать по этому человеку. Отколол от своего сыновьего чувства некоторую часть и отдал предмету моей неуёмной фантазии. И это пошло ему на пользу. Болел, выздоровел. Я не мистик, не посещают видения, знамения, пророчествами не соблазнялся. Финал этотй истории - произошло чудо - человек с трудновыговариваемой фамилией состоял на силикозном учёте и - выздоровел. Чудо совпало с игрой. Возможно, не столь дурацкой была моя игра.Эта молчаливая любовь к нему - пошла на пользу.

 

Я- Вы  говорите, что зло не исчезает.Значит, и энергия любви не исчезает ? Лечит.

 

С.ЗемлЯной - Пастыри смутного времени  Новая газета 22.6.97

 

По поводу комплиментарного интервью Бородина Алексею Варламову.Интерес гаснет. Безоглядная искренность писателя прикрывает затаённые травмы.Ущемлён - не публикуем в «Новом мире».Его не волнует неуспех последней прозы у читателя и критиков и на Западе.Как же, ведь он целиком вписывает своё творчество в массы, откуда такое отчуждение ?Строгий мастер, одинокий чеканщик слова, провозвестник национального возрождения и тут же элитарная дистанция и самозамкнутость.Своё литературное бессмертие можно ковать в одиночку, а спасать отечество сообща,не устраняясь.Влияние на народ диссиденства Солженицинского толка упало.И как следствие моральной катастрофы последних лет -народ не верит ни политическим течениям, ни мастерам литературы.”Диссиденты подготовили высадку десанта с Запада”(Бородин).Пётр Струве :Польское вмешательство развернуло смуту и её возглавили силы, способные на государственное строительство.

 

Солженицинское крыло подорвало легитимность советсткой власти, но не повело дальше,не оказалось способным сплотить вокруг положительных идей.Слишком схематично и консервативно, чтобы повлиять на ход событий, мало насыщено живой субстанцией народной жизни.Высокомерно и недальновидно отмежевались от Сахаровского крыла, оттолкнув “образованщину”.Устранились от кооперативного участия в жизни общества.“У меня не было элементарного политического мышления”. Бородин считает соц.идею пагубной и настолько слитой с государством, что всё завалилось вместе.Сейчас Л.Б. обнаруживает лишь одни загаженные руины. Проедание и разворовывание того, что было накоплено раньше предыдущими поколениями. “Апогей материализма, какого и на Западе нет”.

Народ выживает, как может.Духовные наставники бросили его, а он не сдаётся. Его время настанет.28.12.97

 

ЗАПИСЬ моего ИНТЕРВЬЮ с Бородиным  НА РАДИО

”Здравствуйте, Леонид Иванович !В эфире я читала вашу прозу, поэзию, а в рассказе “Любовь до встречи” рассказала, как мы познакомились в редакции журнала.Эта встреча дала импульс моей работе в литературе и песне.Сегодня наши голоса прозвучат рядом, вместе.В прошлом году вслед за выходом инсценировки по вашей повести “Год чуда” мне посчастливилось побывать на Байкале, где прошло ваше детство.Расскажите, как писалась эта повесть...

Бородин говорит, что написал повестьв 68м в тюремной камере, и что надеется -она останется, не забудется читателем.

Голос мой звучит низко, устало, и совсем не стыкуется с моим же прозрачным голосом, читающим“Год чуда”.Л.И. на моё любезное упоминание его друга Осипова откликается рекомендацией его для выдвижения  на премию “Вече”.Это  интервью -  рассказ о его творчестве, в котором он лишь обозначил своё присутствие.Звучат отрывки из моих инсценировок его повестей, читаю его стих, пою песенку на его слова, и  следом серьёзно говорю о художественных достоинствах его прозы, отмечая особенности языка(“ваша фраза полновесная, красочная, избыточная”), остросюжетность с элементами фантастики, детектива, мелодрамы.”Читать вас интересно.Но первичны у вас всегда идеи, которые вы проверяете в сюжете, ставя героя в ситуацию нравственного выбора. И этот выбор всегда труден в полифонии живой жизни. Аскетизм и попытки следовать христианской морали и соблазны природной жизни. И этот конфликт всегда труден и не разрешим”. На эту тираду, взятую у Саши Агеева,  критика из Иванова, Л.И. откликается :”Ну,остросюжетность -это что-то личное, мне трудно об этом судить”.

” Весной  91го в Генуе, прочитав ваши повести в юности, я написала вам письмо в редакцию.Я писала о своей песне Анастасия - в ней образы вашей лирической прозы. А из отрывка вашего монолога  я и композитор Соснин написали лирическую миниоперу “Женщина в море”. Он смущённо :”Но это частный случай...””Прочтите небольшой отрывок”,- показываю ему для прочтения слов

а его монолога в книге. Он читает. И сразу в стык звучит завораживающая тема моря музыки Соснина и чарующий голос певца Юлия Слободкина, поющего эти, только что прочитанные слова, и мой голос в дуэте с ним, странно рисующий несуществующие человеческие отношения с писателем, что рядом.

”Тогда я писала вам как читательница и не предполагала, что через 4 года буду сидеть с вами рядом и говорить о вашем творчестве.Шагал писал, что критики ему объясняют о чём он мечтал или о чем вспоминал, беря в руки краски.

 Ваши критики тоже вас объясняют.Не хотите им ответить ? “ Л.И. здесь рассказывает о своей встрече с Солженицыным, ставшим его рецензентом и советчиком,читай -защитником от резвых молодых критиков.

“Расскажите о “Ловушке”.Финал её трагичен ?” “У меня нет трагичных финалов. И вообще я весёлый человек”,-попытался он пошутить.

“Трудна жизнь на островке малотиражного толстого журнала ?”Он считает для себя эту работу единственно возможной, называет журнал очагом культуры, фонариком ... А в конце моя уже ставшая ритуальной фраза “мне жаль с вами расставаться” вызывает его смущённо-неподготовленное  с оговоркой -“мне тоже жал”.Звучит заставка, как и в начале - мелодия моего “расставания”.Это опять рассказ о любви. В моей режиссуре только так.

 А потом наш визит в буфет, проход переулками до редакции, и по внутренней лестнице вместе, и чай и усталость в предверии моего отъезда, - всё это стало стихами, романсами, пародией и пр.Наши голоса прозвучали вместе - в первый и в последний раз. На этом интервью настаивал Аристов. Я не хотела,потом уступила,серьёзно подготовилась, как когда-то к переводу “Евангелия от Матфея”для Шукшина. Только на этот раз, сделав передачу о его творчестве,  рисовала  свою картину, и он был в ней моим персонажем, или вернее - мы оба были персонажами.В эфир передача вышла после моего отъезда  27.6. 95.


СОКРОВЕННЫЕ БЕСЕДЫ

(Автор поверяет  историю любви двум собеседникам, чьи голоса озвучивают мысли любимых писателей, поэтов из записной книжки автора.)

 

“Дружбы светлые беседы” - что осталось бы от нашей жизни, от всех нас, без этих бесед?

 

Автор: Я задаю тему : Победа искусства над правдой жизни.Пишу по законам творческим, но я вряд ли создаю “благоуханные легенды”.

 

1-У Ахматовой тенденция сглаживать разрывы и сумбур прошлого :

“Целительница нежного недуга.Чужих мужей вернейшая подруга, и многих неутешная вдова...”

 

2-“...Какая есть - желаю вам другую...”У Мандельштама- раскрывая, изживать прошлое.

 

-Во мне того и другого поровну.

 

-“Память возвращает нам прошлое не для того, чтобы переделать его, а лишь затем, чтобы осмыслить,оплакать, понять.Но к главным линиям забвение  подступиться не может”(Н.М.).

 

2-Поэты тем и вредны, что смотрят на мир открытыми глазами, остальные - во власти готовых представлений.

 

-К каждой из основных своих  мыслей я пришла сама.

 

-Поэтический труд обостряет все виды чувственности - физиологические и духовные.

 

-Человек живёт своей тайной.

 

-“Любовь, проникшая в самое сердце, странная, способная мгновенно исчезнуть, внушает подозрения в выдуманности, её призрак томит душу до телесных болей”,-писал молодой Недоброво Анне Ахматовой.

 

-“Сомнительное, если всмотреться в него, состояло из последовательных точностей.Научно доказано, что мужчины - низшая раса”,- парировала Анна.

 

 -Из всех овец один муж, и тот баран.Мы с ним родились в планетной близости. Два упрямца.

 

-”Одной любовью меньше стало, одною песней больше будет”.А.А.

 

- Или десятками, сотнями, всё тому же барану.

 

-Экстремальная ситуация обнажает человека…

 

- Вот на этой ноте бы всё и закончить...

 

-Любовная лирика, как ни странно,  относится к аскетическому варианту поэзии(Н.М).

 

- Зэк  писал Ахматовой -“ меня поразила  раненая простота ваших стихов”.

 

-Мне  в эфире слушательница сказала о пронзительности моих стихов и  песен, а друг-писатель - о сдерживаемой боли.

 

  дар дружбы Анны ? Марина увлекалась не только стихами, но и поэтами. И у обоих  великих женщин- естественность и своенравие, неистовство и равнодушие.

 

-Извлекать из любви максимум радости и боли.А потом-  Уехали.Цветы забыли. Что отцвело, то пахнет гнилью...

 

2-В общении то, что увидит и назовёт один в другом, в этом другом вызывается к жизни.

 

- Я своих героев писала через своё восприятие их. Но к жизни вызывалось не то, что и как я это называла, а то, что  напоследок успевала разглядеть.Оно и разлучало нас.Пристально всматриваться в человека  опасно.

 

-“Пойми, нет такой уловки, чтобы скрыть от твоих писаний хоть какой -нибудь изъян твоего сердца”.

 

-Эти слова Уитмена я написала Бородину на  своей книжке стихов.

 

2-“Никто никого не обманет, никто никого не спасёт”  - последние слова  Юрия Карабчиевского. Его попытка вспомнить,”воскресить” Маяковского  была блестящей и трагической.Он  тоже покончил с собой. 

 

-А если собеседник молчит ? Как понять его ? Молчание - удобная форма лжи ?

 

-Попробуем придать этому молчанию глубину -“не нарушайте моего одиночества и не оставляйте меня одного ”(афоризм Жванецкого).

 

2-Каждое слово опирается на молчание собеседника.

 

-Молчание моего собеседника было настолько опорным и упорным, что пришлось перенести наш диалог в виртуальную реальность моего отклика на его повесть“Женщина в море”. Странное это произведение...  В  диалоге моих героев нет развязки, потому что Он не слышит её, он не живой.

 

2-Навсегда усталый, писатель себя приучил молчать.”Вот так и бреду,обречённо врастая в едва народившийся день.Листву омертвелую тихо листая,такая простая,такая пустая простенками стелется тень...”(Л.Б.)

 

-“Не шумите вокруг -он слышит, он живой ещё,он дышит -писала Ахматова о Ленинграде.

 

-“Он дышит”,-написала я про Кижа....Одинокий мой голос звучит.Книгу жизни вечность листает.Он опять что-то мне  промолчит.

Я  ему стихи почитаю...И я приучилась молчать :Не говорила ему слов, а всё дарила и дарила.Однажды вынырнув из снов, я про любовь не говорила.

 

2-Существует магия открытого слова. Знать про себя, и вдруг услышать  высказанным то, о чём молчишь. Это ошеломляет.

 

-А началось всё романтично, но вскоре обрыв, катастрофа.

 

-В роковые минуты тщетно всё полюбленное в жизни.

 

2-Её приход к нему - женщина ведома страстью и бесстрашием .В нём правда чувства и поступка. В отличие от его запаздывания, непонимания - человека, стихов.

 

-Ситуация легла сначала его попыткой забыться, потом горьким прозрением.”Прощайте, простите” -пропела я в эфир слова его повести,-“только эхо было мне ответом”.

 

-Завершая литературный роман с героем, она  прочитала на радио его повесть о первой любви “Год чуда и печали”, голосом той девочки - своим.

 

2-Спасибо Всевышнему, что дал ей  ума и таланта преобразить своё и чужое горе в гармонию.

 

-Он попытался написать об этом в своём  рассказе.

 

2-За полуосознанные злодейства судьба не наказывает. Временное помешательство -английский вердикт.

 

-Батц ! И нету братца. Погиб при попытке материализоваться.

 

-Мечтательница, напрасно и возвышенно влюблённая. Самое главное произведение -  она сама.

 

-Приятное зрелище, должно быть, человек счастливый исполнением своей мечты - я ! Поздний прорыв к творчеству стал  моей  сбывшейся  любовью.

 

2-Доверчивость и простодушие свободного человека. Потому - если непонимание, то временное. Всё преодолевают вера и убеждённость, конечный результат.

 

-Кому муравей -накопитель, кому артистка -стрекоза. А мой труд нелёгкий. Трудилась много и в период первоначального накопления вложила средства  в...эфир. Что отдал - то твоё.

 

-Катастрофа не разрушила чувство.Чем больше   искажения лика , тем крепче вяжет  любовь.

 

-Писалась книга, и она отстаивала своё право родиться.Крик героя был её кульминацией...Подарила ему  свою книжечку, написав в ней -“Они вспоминали  баню.И потом оказалось, что её рассказ  был интереснее”.Это из воспоминания Нагибина о Галиче. Я думаю, что мой адресат понял, о чём я, и улыбнулся.

 

-Нужно ли сдирать с себя кожу ? Ибо вряд ли кому доставит удовольствие увидеть то, что под ней скрывается - вот моя рецензия на  опус Бородина в “Юности”.

 

-Творчество нуждается в страсти,которая внутренне подобна страсти.К чему откровения - всегда неточные и субъективные ?

 

2-В его рассказе напряжение неискренности.Попытка исповедаться была достаточно беспомощной, без самоиронии, напрямую.

 

-Ведь реалист же...Фиксировать страдание - углублять его. Рассказ о непреодолённой трусости.Это лишь приблизительное и неточное отражение того, что произошло не тогда и по другому поводу.

 

-Глубоко был уязвлён - человек его судьбы, в душах понимающий писатель.

 

-Пришла тогда в пору цветения нашей любви, заманенная его трусливым бегством. О таком приходе он в рассказе, как о чуде,  мечтает.Зачем этот рассказ ? Его не надо было вовсе.

 

-А что бы написал Генри Миллер по поводу концерта  в редакции в отсутствии именинника 14.4.94 ?

 

2-“Вы не сбегайте - в следующий раз она придёт с тритолом и лучше погибнуть вместе с командой.”

 

-Портрету заказали раму - киноконцертную программу. Певец аж соловьём разлился.Портрет стонал и тихо злился.

 

-Мечется, капризничает, дурит, а она всё делала с любовью, искренне. Просто жила.

 

-Помнишь, в рассказе Ю.Домбровского -“Перед ним сидел парень, который искренне любил его, а он даже любовь стал считать за фальш и подсидку. Так стоил ли он этой любви ?”

 

-Читаешь любимую прозу и наталкиваешься на строчку, будто подслушанных твоих мыслей - “притаивался, ожидая,что ещё выкинет(Юз Алешковский).И ещё - Это было одно из редких, из очень редких потрясений в своей правоте, колебнувшее дух упрямого мужика”. (Солженицын.”Круг”)

 

-Ему не впервой срока себе назначать. Себе и своим подругам.

 

- “Вечный зэка”. Играл иногда со мной, пытался.Спрашиваю по телефону :”Что это у вас дома - собачка тявкает ?” “Да,собака, никакой породы”,-отвечает  мне словами своей детской повести.Уверен- фразу пойму.Отвечает мне -девочке из своей повести.

И вот после нашего “Христос воскрес - Воистину воскрес”, после его прятания ото всех в свой день рождения, после паники вокруг концерта и успокоения(концерт был хорошим, почти удался), после моего подарка -книжки стихов с расшифровкой адресатов, где почти всё - ему, и                   пасхального раздумья об этом, играем дальше.13 мая 94 в 45 минутном эфире на весь мир с обращением к его землякам, чтением  в предисловии его лучших стихов и рассказа о его судьбе, я веду его за руку, девочка-ровестница из его детства, в инсценировке любимой им повести “Год чуда и печали”.

-“Он кое-что знал, но не знал, то ли он знал, что знала она ?Он навсегда “оттуда”.(АИС)

 

-И нет проблем, пусть солнце светит ! Не надо дам, не надо драм, и пожилых мужчин увечных - надежды с болью пополам.

 

-Человек крайне болезненно переживает изменения в себе, и сводит счёты не с избранным оппонентом, а с собственной судьбой.Устроил пытку молчанием –не для себя ли?

 

2- Особенно его задевает, если  сам оппонент в полном порядке - здоров, любит, работает,счастлив,не сводит счета и ничего не просит.

 

-У него было одно право - молчать.Но молчание было выразительное.

 

-Только об это молчание,как об уступ, могла биться волна моего слова.

 

-Эта женщина, как лёгкая смелая птица, залетела в случайную западню.

 

2-В ней ключём била энергия таланта. Он и раньше был ею взят в плен, но сейчас, когда она проявила незаурядное мужество, полюбил ещё больше.

 

-С трудом он выкарабкивался из-под обломков своей оглядчивости, недоверия.

 

2-Пуд соли надо съесть и этот пуд слезами выплакать, чтобы говорить об ошибках этого человека !(Шкловский)

 

-Необычность ситуации в том, что у меня, начинающего литератора, героем и объектом чувства является реальный сложный человек, писатель и поэт. И всё, что происходит между нами, в жизни и воображении, преображается у меня в стихи, песни, мюзиклы. Несу ему - читает, как заинтересованное лицо и писатель. Увяз в молчании, взяв неверный угол отношения ко мне.

 Ответить может только в литературе. И я в житейской прозе не практикуюсь, писем не пишу, как в стихе обещала. И планку отношений взяла высокую,высказываясь в стихах за обоих  по логике выбранной темы - оба любят, но трудной любовью.На подъёме - пишу много, набираю силу.Парадоксальная совместимость творчества и насилия.Он писал хорошо и свободно в тюрьме. Я пишу, сопротивляясь его молчанию.О печатном станке не думаю- песенность вывела меня на огромную аудиторию эфира.Что как не это, поверил бы он в значимость моих стихов ?Любопытен - втянулся в эти отношения, как в игру.

 

-Поэтические прозрения сбываются. Сейчас, уточнив даты написания стихов по  книжечке,он не может не признать - всё происходит так, как ею написано : “влюбился, с последней страстью, спрятался седой подросток, чувства  маятся-кричат, далеки от лёгких пророчеств...”

 

-Моя аудитория - вся огромная страна и даже зарубежье.Из самого первого наброска пересмешничества с его повестью сделала, по выражению его друга,” элитную оперу”и пою её сама с известным певцом.

 

-Воплощающим героя голосом необыкновенной теплоты и красоты.

 

-В моём  пересмешничестве больше искренности, чем игры.

2-А литературные предисловия оперы - одна версия, другая, уводят в виртуальную реальность, ведь ей, живой, говорить приходится с персонажем повести !

 

-Литературно-музыкальная игра всерьёз, на публике.Ничего себе игра - боятся друг другу слово сказать, а поют или пишут об этом, как можно открыто, на всю вселенную !

 

2-Интеллектуальная игра двух овнов.Ожившая метафора её стихов -“так хочется, чтоб вы убивали меня...”

 

-Думала ли я, что получу такой подарок от писателя, влюбившись в его прозу и в него по удачной фотографии в журнале ! Когда увидел меня впервые,спросила :”Я вам нравлюсь ?” “Да”-прошептал он робко и тепло. Момент истины.

 

-Не пришёл в свой день рождения в редакцию - решил быть оригинальным, право на неожиданный поступок ?

 

2-А это было лишь проявлением умысла судьбы, которой он не в силах сопротивляться.

 

-Сопротивляется он только разумному. И я запустила в него концертом !Потом заботливо проверяла, нет ли у него “переломов” ?

 

-Эфир “Чуда” -это прекрасно. Но вот понравится ли передача супруге и  замихе, которая пашет за него в редакции частенько ?

 

-Нет, мне их не растрогать.Если б мы не тормозили, а тормозим мы оба, то сгорели бы, как два мотылька, и “все концы”.Со временем это всё больше похоже на любовь. Кем-то ведомы.

 

-Это и есть любовь.

 

2-“Счастлив тот, кто в страсти сам себе сознаться может”. (Пушкин)

 

-Реальность не поддавалась описаниям, дневником её было не взять.Сны, догадки, умолчания...У меня в песнях новая реальность, у него в рассказе -отголосок похожести.

 

-Иллюзии не мешают правде искусства.

 

2-Растерялся, потерялся, и с тех пор себя ищет...

 

-Я думала о пользе справедливости, вот откуда  моё  упорство.

Ушла в работу - создавалась фоногамма пластинок, работа на радио,

книжки стихов и прозы. Стрекоза, в общем...Зачем и перед кем он продолжал своё запирательство ? Ведь было время всё понять и успокоиться...

 

-“Человеческие души очень живучи,”-говорит Дракон Ланцероту у Шварца.”Разрубишь пополам -человек околеет, а душу порвёшь, станет послушной, и только.”

 

-Своё горе-боль помнит. В его рассказе - сболтнул что-то и мучается адски, не имея мужества ни назвать это, ни понять. И получилась ещё одна ложь. А есть ли ему что сказать ?До встречи я писала -“сначала в увлечённость делом, иль в фетишь прячутся, потом здоровье утратится. Блуждают, как в тумане, в стёртых чувствах самообмана”.

 

-В эту женщину можно было влюбиться.

 

2-Уже. Влюбился.

 

-Праздничность у неё в крови.Она одновременно и в жизни и над нею, и в этом “над” чувствует себя привольно, свободно.

 

2-В этом способность преображения -переживание и размышление о нём.Однако и странностей в поэтессе достаточно. Странность непосредственности.

 

-“Я трагедию жизни превращу в грёзофарс”(Токарева).Мы тянемся друг к другу с последней нежностью, переходящей в открытый бой.

 

-Оковы, которые наиболее нас сковывают,это те, что мы сломали (Ан. Поркья)

 

Мой лирический герой -это не портрет конкретной личности, а поэтическая грёза о нём.

 

-Нас возвышающий обман.А может быть обман, и ничего больше.

 

-“Ты напиши об этом, тогда освободишься.”(Хемингуэй) Я сразу стала писать и пишу до сих пор. Ещё до встречи написала :“Остановите меня, остановите ! Я посвятила вам больше, чем Пастернак Зинаиде...”

 

  Бородин в своих стихах предчувствовал её приход-“...Не ждал, не звал,однажды - вдруг...а тут промчалась мимо рук, мелькнула, вспыхнула,погасла и стала камнем меж камней !

 

 2-И чуда вовсе не случилось !Кому-то стало быть нужней и Божий гнев и Божья милость !А я и так имел немало от звездопада в стороне - в пяти шагах она упала, не предназначенная мне !”

 

-А он на свой манер её поощрял. По её опять же словам :”Он не просил, не спрашивал. Молчаньем сам допрашивал”.

 

2-Парадоксальная позиция -“я уйду от тебя, но ты от меня не уходи.Ведь хоть я и уйду от тебя, как ухожу от всего, ничто не уходит от меня.”(А. Поркья)

 

-“Как хорошо, что кто-то есть рядом и может молчать”.(Цветаева)

 

-Нет,это совсем другой зверь. Урча, он может вас замучить до полного паралича.

 

2-Ведь не всегда так будет -телефонный звонок, берёшь трубку и оттуда, из невидимого пространства её голос. Так обыденно -звонок, тёплая трубка и слышатся её слова(АИС).

 

-А передачи на весь мир, музыка, песни ? Он что, и в это перестанет верить,отнесёт к похмельным видениям ?

 

2-Остался большой архив записей на плёнках и кассетах. И все они есть у писателя.

 

-Почему мы тогда пришли в редакцию с концертом...Знала,что готовится к операции.Ведь энергия, которую получаешь в день рождения,обладает большой силой, все планеты излучают такой же спектр энергии, как в момент рождения.Надо воспользоваться этой энергией, не допустить никаких страхов и сомнений !

 

-Потом он скажет :” Жизнь с тобой была музыкой,которая отзвучала”(Лосев).

 

-Я писала  в вариантах “Вечного зэка” :”Любовь не плен, а музыка.Нет сил.Пока.Ответила свободная строка...Зачем мне отбывать срока ?Потому как ты не живёшь, а срока отбываешь, которые сам же себе назначаешь...”И наконец :”Зачем мне отбывать срока ? Любовь звучит - в ней музыка !”-ответила свободная строка.”

 

2-Для творчества необходимо жить настоящим моментом.Слишком глубокие размышления мешают.

 

-Мои предсказания в  стихах сбываются, и всегда - худшие.

 

2-Мне кажется, что многое в ней его бесило, забавляло и...восхищало.

Но вместе они оказались бы гремучей смесью.Их даты рождения рядом -два овна.

 

-Расскажу сон,который мне приснился  16 мая 94г. Я проснулась и записала его -было 3.39 ночи.

 

-”Хорошо бы прибавить этот либидосон к вашему либидодосье”,- сказал бы Набоков.

 

-Еду на  старый Арбат, рядом с редакцией.На улице стоят женщины, продают платья. Зачем приехала - не знаю. Не к нему и не продавать, но примчалась.Вечереет.Смотрю - он выходит с двумя сотрудниками, идут к переулку, где стоит его машина. Он в кожаной коричнево-красной куртке. Худой, похож на свой портрет на рисунке в газете.Лицо и губы, как после катастрофы, после крика.Будто горе у него большое.Окликнула.Увидел, подумал, потом пошёл ко мне неохотно. Говорит -“Не надо,Людмила Сергеевна.”Смотрю я на свои ноги -я в сапожках, сверху куртка, а ноги голые.Видно, помчалась в чём спала, в майке, накинув куртку.

 

“-Чистая лирика - запись наших снов и ощущений, плюс мольба, чтобы наши сны и ощущения не иссякали.Чем лирик больше, тем запись чище.”(Марина)

 

-Поняла -думает обо мне,буря какая-то пронеслась и горе у него в связи с этим большое. Мы не встретимся. Всё надпись на книжечке своей ему выбирала, их теперь у меня целая полка - 60. Песенку написала на его короткий стишок-“Проноситесь дни, пролетайте, будто не было вас со мной ! Ну-ка ночка, ночь, мне в глаза плесни темноты своей пеленой...”Эфир  “Года чуда и печали” 13го вся редакция слушала.Не знали они, какая у нас с ним потрясающая любовь !Они его тайну узнали последними в стране.Назавтра за билетом идти,уезжаю, а  мне физически плохо, жар.А голос, голос звучит ! Пою Лёнину песенку и плачу...

 

-“Собрать разбитое в куски -не по годам лихое дело. Досадой сдавлены виски, слова навязчиво низки, и вот люблю не по-людски немой озлобленностью тела”(Л.Бородин)

 

-То воскресенье было тягостным. А ещё через день - неправда ! Не верьте снам ! Я еду на Байкал, переводчиком с итальянской делегацией  и гонорар впервые за эти годы получу из небесной бухгалтерии.С 21-27мая, самолётом в Иркутск ,с поездкой на озеро.

 

2-Его любимый Байкал, малая родина.”Вот он, вот он край заветный ! наконец конец пути ! Небо ! дай же встречу с ветром мне без слёз перенести ! Круг- земля ! Я в этом круге точку прочности искал...Я лежу, раскинув руки, у подножья серых скал...”

 

-“Что поделать- знак рожденья ! Что поделать - пуповина ! Этой привязи судьбы не избежать ! И тоска до наважденья...И дорога длинно...длинно...До Бакала б, до Байкала добежать !”

 

-17 мая пришла в редакцию и показала ему своё “Слово к слушателю” для обложки пластинки,она будет называться “Любовь до встречи”.

Хочет сделать копию для себя, что-то заело в копировальной машине, выбежал за помощником, по выражению секретаря Тани, как сумасшедший. Видно содержание предисловия его интересовало. Зря волновался - всё так, как было эти годы и должно быть в нашей истории - поэтично, сдержанно, правдиво.Подарила свою книжечку, наконец выбранную из 60, с расшифровкой адресатов моих стихов и ещё две с новыми стихами, вписанными от руки- “Вечный зэка” и “Высокая любовь”.По вторникам у них летучка, но я долго ещё сидела с Таней.Это её доброте и деликатности я обязана, что прихожу сюда.

Его кабинет в редакции большой, министерский, деревом обшит, с роскошным деревянным столом для гостей и  рабочим столом главного

В те мои нечастые несчастные приходы к нему  нам обоим не было легко.Держала разговор я. Он зажат, сдержан, молчалив.Рассказываю ему о своей работе с музыкантами, на радио по его повестям, а напрягаюсь, будто к начальнику КГБ  пришла за зэка просить.

 

-Дожил зэк, что стал похож на министра КГБ !

 

 

-14го апреля этот кабинет для концерта нам открыл его зам.Народу совсем мало, заходили робко, день рабочий. Дубовицкий, гитарист-виртуоз, пел смешное тоненьким дребезжащим тенорком, имитируя старую  пластинку, затем играл старинные романсы. В.Ефимов мастерски сыграл  вариацию Дубовицкого для гитары “Не пробуждай”.

 Женя Андрианов спел четыре песни и в том числе -“Лестницу”, которую они вспоминают теперь каждый раз, как идут по ней  к себе наверх. Всё это я снимала и отдала потом Бородину на кассете вместе с другими записями моего театра и редакционных, свяанных с ним.

 

-Да, интересный сюжет -она его любит, он её нет.

 

2-По-моему здесь другое - отказ от любви. Вполне литературный ход. Вся европейская культура на таких отказах,запретах,напряжениях, противоборстве страстей.

 

-Так что,быть проще ? Любить невест и жениться на них ? Никаких тебе страданий, сложностей, метаний. Хотя и  в этом варианте не просто.

 

2-Но для писателя и поэтессы такие взаимоотношения на самозапретах - находка.

 

-Да, жизнь стала сюжетом.В том, что поначалу с нами случилось, не было ни логики, ни смысла.  Но это была судьба, а не беда.Получилось -игра, стиль, придумки, музыка !Я от абсурда жизни спряталась в игру, в музыку. Укрыться в мире вымысла - нормальный ход в ненормальной ситуации, где куклы - литературные образы  свободнее людей.

 

-Любовь плотская и духовная не совместимы. Игровое слияние слов, а не игривое слияние тел.

 

2-Роман о любви к писателю. Ещё один роман с литературой.

 

-Да, она интересно рассказала о концерте в его кабинете. Бал в саду  пуританства. Но там были живые хорошенькие девушки и милые юноши. Перепуганный “сам” сидел дома с отключённым телефоном, и может быть напился. А она в его министерском кабинете за его столом вела концерт.

 

-В предчувствии конца или катастрофы заканчивала я наш 4х-летний роман. Голос его в  предотъездном разговоре со мной наконец обрёл теплоту и окраску. А вообще он глуховатый, сухой. Да ещё он его утишает до шёпота. Его обычное, короткое “да-да”.Мне кажется, что наши отношения его тяготят.А он меня как !Не о встрече я мечтаю, а об избавлении.Эти годы творчества я была счастлива, жила, а не служила. А он мне всё благодарности в своих книжках выписывал, как в трудовую.Расставаясь, надо улыбнуться...Вот она награда - больше не говорить с ним, не писать, не звонить !

 

-Всё  в этом мире будет забыто, либо равнодушно прощено...

 

2-По телефону  она ему что-то говорила своим музыкальным голосом,   а в записях стихов -голосом, полным напряжения и страсти...

 

-Мы расставались и в последующие годы, и всё никак...

-Занятие литературой помогает уйти от реального существования.

Литература- это форма небытия, инобытия.

 

-Жизнь в песне - странное действо. Полукомедия, полузлодейство.

 

-Нет, он перемудрил в отношениях с этой женщиной. Без улыбки, без иронии, без слов - в этом есть что-то патологическое.

 

2-Спрятался от здравого смысла в житейский абсурд.

 

-Я спряталась в игру, но смысл в игре, абсурд в жизни.

 

-Из истории освободительного движения в России  60х-80х гг 20го века

 попал в “историю”, но не сказать, чтоб без особых для себя хлопот.

 

-Можно сказать - пострадал во славу русского романса. Мало кому было посвящено столько стихов,а уж песен –точно нет, и притом они сюжетны, как роман.Адресат  оказался сам поэтом.О чём я поначалу не знала.

 

2-А на какой почве свихнулся  принц ?

 

-На нашей, он же “почвенник”.

 

-Изящное ехидство. Она писала о нём и в этом ключе.”Бородиниада”.

 

-31 октября 93го работаю над инсценировкой повести Л.И.”Год чуда и печали” о любви 12-летнего мальчика. Там сильная любовь и молчание и здесь. И близится конец повествования.Вспоминается сцена прощания Тузенбаха и Ирины перед дуэлью, как вёл её Лев Круглый у Эфроса, пытаясь понять, любит ли невеста и отвечает себе :”Нет, нет, нет”,- по убывающей звуковой и возрастающей смысловой интонации надежды. Мне  не хочется расшифровывать для себя, что стоит за молчанием Л.И.За этим молчанием ничего нет, не должно быть ! Иначе бы я заплакала, как добрая сострадающая сестра. Иначе - чудовищно, невообразимо ! Стыдно, в конце концов, так себя вести ! Страх обнаружить чувство - унизителен. Чёрная Луна в его и моём гороскопе развела нас на самом  разбеге, а сейчас силы зла подступили и рушат окончательно его здоровье, и перед нами - бездна.

-“Чистая лирика живёт чувствами.Чувство всегда начинается с максимума.Ему не нужен повод -оно само повод для всего.Всякое чувство ещё и предчувствие. Оно заранее знает, что обречено”. (Цветаева)

 

-Но жизнь продолжается - я работаю на радио, и это мой неповторимый взлёт творческой удачи и популярности, он ездит заграницу, где издаются его книги.Мы каждый в своём, по полгода не видимся. Приношу осенью кассету с записью “Чуда”. В кабинете он не один, стоит тяжелый табачный дым. Он выходит ко мне в предбанник и говорит, что завтра улетает в Германию.”Вам сейчас трудно, как никогда в жизни, надо перетерпеть. Дальше будет другая жизнь”.”Всякое бывало»,-отвечает.Но уже успел заключить кабальный договор с Инкомбанком на аренду ими первого этажа редакции, и разрушились сосуды его ног -предстоит операция. В пути поставит в кассетник, и зазвучит элегия Рахманинова, мелодия любви двух ровестников, написанной им  прозой о себе и исполненная моим голосом - о нас.

-А он в эти годы писал повесть “Ловушка для Адама”. И там в лирической части повествования... не был столь бдителен, а весь открыт своим страстям.

 

-Всё основное на радио было записано осенью 93го , включая 12 моих ему посвящённых лирических стихов в их сюжетной последовательности,с гитарной мелодией Дубовицкого,прочитанных так, что  сама без слёз не могу их слушать. И давние  стихи Л.И. о любви из подаренного мне сборничка на гитарном сопровождении “Не пробуждай воспоминанья” . Инсценировки по Тургеневу “Первой любви “ и “Аси” - в них тоже всё пело про нас, о невозможности, печали расставания навек, окончательности.

 

-“Жизнь творческая так близка к жизни сексуальной, её страданию, сладострастию, что их следует рассматривать как две формы, потребности одного и того же наслаждения”,- писал Рильке.

 

2-А мне кажется, что вся неуступчивость его, так обижавшая её, это страх переступить черту от невечного к вечному. Он ведь вечный. А с вечным , зэком, какая игра ?

 

-На  мой выбор его  лирических стихов для прочтения на радио он обиделся, дал понять редакторше. Хотя я читала и другие - о любви к родине, его основной теме. А судьба отсчитывала нам обоим и эти последние эфирные минуты удачи.Поглощённая своим чувством, я не смогла тогда вчитаться в его стихи.Вчитываюсь теперь. “Судьба - извилина ,змея, судьбе подыгрывать не надо. Я в западне. И жизнь моя -моя последняя граната. Гляжу с улыбкой им в лицо. Мой взгляд не жёсткий и не колкий. Однажды дёрну за кольцо, и вот тогда - лови осколки !”

 

-“Ловушка для Адама” - в любви.

 

2-И западня - в жизни.

 

-В лирическом сюжете я своих героев  развела, написав “Последнюю страницу” и даже похоронила в”Счастливом конце”.

“Не повторится. Зов. Ницца. Последняя любви страница”.

Но ему эти стихи не показываю.Не хочу огорчать.Для него мои песни закончились элегией “Разлуки”.Но жизнь наша, слава Богу, продолжается и

она требует от нас немало   мужества.

1995

 

7.9.2006    перед отъездом на зиму в Геную оставила для Бородина в редакции свою книжку ГОЛОС ПЕЛ, напечатанную в апреле 2004г с «Последней страницей»(2 экземпляра – для дочери Лены и Тани Питюковой),

и написала ему два слова – ЖИВЁМ ДАЛЬШЕ…

 

 

 


ОН

 

В последние год-два, когда при редких встречах мы оказываемся в одном и том же месте - в его редакции, в кабинете, откуда он, сделав необходимые распоряжения,чуть раньше меня уходит, домой и один, я грустно и устало смотрю ему вслед, думая :”в наши годы” и, округляя их жестким словом “старики”, (сколько же лет прошло в этой затянувшейся спешке), вспоминаюе  первую “историческую”оплошность,о которой он сокрушался в своём рассказе, анализируя банальность слов и чудовищность ситуации, пытаясь объяснить себе, мне, а сейчас, после испытания болезнью и операцией, изо всех сил старается жить, я вижу его опять спешащего неизвестно зачем и киваю ему, не поднимаясь со стула - ведь мне надо ещё сделать несколько звонков, чтобы выпустить в эфир только что записанное интервью с ним, вернее, мой  рассказ о его судьбе и творчестве при его участии, в который я поместила сделанные моей любовью и трудом инсценировки его повестей, его стихи,свои песни  и даже оперу, ему посвящённые, и только потом,отдохнув на стульчике у его секретаря и все необходимые звонки сделав,  выхожу из редакции и медленно иду Арбатом : включается моё обдумывание происшедшего - он, возможно, заметил следы времени на моём лице и фигуре, а я его, не вглядываясь,вижу,  и он об этом знает, что вся суть в неуловимо меняющихся отношениях, впечатлениях, и не нужны очки, чтобы увидеть, разглядеть, и дымка нашего плохого зрения кстати - важен только миг, звук голоса, показавшееся, промелькнувшее, что потом, возможно, войдёт впечатлением в то, что мы пишем, а сейчас заметила эту странную его осторожность (неужели попрежнему трусит ?), вернее, глупость, что кто-то о нас что-то подумает, если выйдем вместе, и, представляя нас вместе, я улыбаюсь и иду Арбатом, где только что пробежал он лёгонькой походочкой тип-топ - тип - топ, а кругом топь, топь - неизвестность и неизбежность.

 

 Мы ещё живы, но в варианте “Разлуки” уже возникла строчка -“ведь не любовь, а жизнь в нас угасает”, я испугалась её и заменила на “последняя любовь не догорает”, которую в четверостишии прочёл певец , не дал ей пропасть, прочитав как стихи на музыке эпилога.

 

 Я никогда не вспомню, как он был одет - осталось впечатление свежести, гладкости розоватой кожи щеки со стороны, что была мне видна, его худенькая рука, не закрытая рукавом рубашки, и небольшая ладонь. И всё . Это он.

 

 


     СВОБОДНАЯ СТРОКА

 

Он сам себе назначал срока -

Вечный зэка.

И вот последний

                             с союзником, Роком,

Назначил любви

                             в отмеренных сроках.

Себе и этим строкам.

Зачем мне отмерять срока ?

Любовь звучит -

                           в ней музыка !

Ответила

                  свободная

                                   строка.

Май 94

 

ЛЮБОВЬ  ПО-РУССКИ

 

Землятресение естественно -

Катастрофично.

Буднична трагедия,а боль -

Лирична.

Каторжник полюбит свою тачку.

Можно жить.

                             Он не от боли плачет.

Страсть, любовь -

Как это всё по-русски !

Дело только в смысловой нагрузке.

Май 94

 

ВЫСОКАЯ ЛЮБОВЬ

 

Наговорили друг другу диких слов

И спрятались.

Ощущенья обоих остры.

Необузданная, яркая,налетела любовь.

Удесятерённой чувственности костры.

Что ж они прячутся столько лет ?

Ты спросила. Нет,

В искажении крепче вяжет любовь.

Пусть боль -

В открытом бесновании поражает сила.

Теперь им хочется молчать.

Здесь свойство высокой любви -

Печаль. Роскошь чувств.

Геройство.

Возможно, ими пишется ключевая строка ?

На века.

               Л.К.                    10.5.94
ВОСПОМИНАНИЕ О БОЛИ

 

Пакету свежей и простой одежды к лету

Не довелось подарком быть.И не пришлось ему носить

Рубашку из пакета. Не подарила,постеснялась.

Ей осталась простая его рубашка голубая.

И если смысл, то где же ? Ведь не в одежде ?

 

Судьбой и женщиной одной изранен прежде,

Он не нуждался в иной одежде. И отличаясь

Красотой неброской, носил любимые обноски

Привычных мук. А муки новые - зачем они ему ?

Страданье с ним, как прежде.

 

 Другая, от этих мук оберегая, зная, что молчун,

Одела его в изысканные одежды своих чувств.

Но среди света вдруг сомненья тень.

Всё изменил тот день. Рубашку свою он не узнал,

Когда отпугивал её в надежде, что огонь их чувств

Потушит. Боль опалила обе души.

 

Есть смысл в одежде - в ней память о надежде,

О тепле сердечном. Носить бы долго, длить их

Вечно. Она её одела, предвидя будто, зная,

Но не спасла её рубашка голубая.

Зато потом её спасала, и долгим летом согревала.

 

Другие берега, Италия.

И вдруг, среди молчания

Воспоминанье рокового дня.

 

 21.1.95
ЛОТ И ЛИЛИЯ

 

Многофигурная композиция двоится, троится.

Нет, одна. Их двое - он и она. Их вакханалия.

Ужимки и прыжки. Уродливое, красивое и смешное

Вместе. Но это не мёртвые фигуры шахмат,

Здесь интересней.И тянет вглядеться в них.

А вот опять она, одна. Купание.

Искусство самораздевания. Его здесь нет,

Но как-то ясно без слов - он Лот.

Его отсутствие понадобилось ей,

Чтобы изжить, расстаться с тем,

Что стало захватывать и поглощать её,

Как в первый раз. Сейчас попытка третья.

История сначала фарс, потом трагедия.

И в третий раз - вторичный фарс.

Тут нечто личное.Её мироощущение трагично,

Но в искусстве порой ирония, гротеск.

Он Лот, её отец и муж. Её геройнемой и странный.

                             Его здесь нет, он там - за рамой, за экраном.

                             Табу не в силах превозмочь,

Он созерцает чувственную дочь.

 Библейский Лот фатально удалён,

Но не придуман. Он - одинокая фигура.

Реальность не ясна, размыта. Она открыта

Для бесконечных интерпретаций смысла.

Дочь Лота - Лилия. Поэзии волшебной линия.

Рисунок трепетный с натуры,

Которой не было.
                                 HAPPY END ( По мотивам рассказа М.Кураева)

 

Ему под семьдесят, и столько же невесте.

Плюс испытания, болезни. Случайно встретились,

И вспомнилось, как сватался, а тут беда, война.

Расстались. Теперь состарились. Он не женат.

Она одна. Живёт с чужими, далеко, без своего угла.

Но сколько в женщине спокойной гордости,тепла !

Попробовать быть вместе ? Да разве дело в свадьбе ?

Пусть игра, но только по законам чести.

 

Он так о ней мечтал, не просто о подруге.

Не вдруг ей сердце предложил и руку. Но разве понял

И подумал, что сам себя он загоняет в угол ?

Что её последней непрощённой мукой станет

Его скупость на добрый жест, воображенья скудость.

Он протянул ей руку, но у старика пустая была рука.

В ней не было цветка.

 

Из зала вышли как провинившиеся дети. Их расписали

В муниципалитете. Он распрощался на бегу.

Горел талончик в поликлинику. И это всё ?

Она бежала к себе в тайгу. Ни слова упрёка,ни слёз.

И даже не вопрос жестокой жизни, что всё уже,

Вся почти ужè. Два слова,брошенных судьбе :”Ужò тебе !”

 

Пора домой. Готово ложе на сельском кладбище,

И там покой. В оставшиеся месяцы так хорошо ему,

Вкусившему свою несбыточную мечту.

Ведь счастье идеальное всё ближе, совсем уж близко,

И ничем земным и никакими прописками не унижено.

 

Он ей писал на разлинованных двойных листах,

И не жалел бумагу. В последнем под конец он изложил

План жизни, соединения сердец и испытал слегка

Пьянящую отвагу. Она тех писем не ждала, не ждёт.

От этого волнующего светлого будущего

Было одно средство - в могилу бегство.

Туда и ускользнула. Его письмо в пути.

Ещё идёт...

 

4.8.95
НАДПИСИ, ПОСВЯЩЕНИЯ

 

Запахи хвои и шум прибоя,

Домик из слов дал приют нам двоим.

Мы просыпаться себе не позволим.

И разбудить не допустим другим.

 

Ждал недолго и без жалоб.

Я сама к нему бежала.

Встретил, встретил -

На том свете.

Он узнал и я узнала.

 

Горька любовь, а дружба пресна.

Лишь в промежутках интересно.

Однако жить порой мне жутко

И в этих странных промежутках.

 

Слышал, не слышал -

Они прозвучали -звуки, слова,

В них прощания боль.

Но и в печали они утешали

И утишали молчаньем любовь.

 

Жизнь в песне - странное действо.

Полукомедия-полузлодейство.

 

Так долго счастливо живу,
Глух океан, а я плыву.

Веди звезда, и мне поверив,

Не приближай желанный берег !

 

 92-95


ВСЕ УСТАЛИ

 

По нашей лестнице взбираемся вдвоём.

Она узка. Я пропускаю.Скачи наверх кузнечиком,

Спеши...И поднимаюсь неспешно выше, а там,

Пристроясь в уголке, я пью горячий чай.

Пиши,ведь строки посвящения не услышат.

Но в почерке всё сокровенное не измельчай.

Живое слово - пусть оно подышит !

 

Певица за окном устала, дав отдохнуть Арбату.

Пристойнее без неё его наряд. Устали окна.

Не смеются. Устала я - пою который год подряд.

За верность вот меня благодарят...

Я не служу. Живу в Кижах.

Кормлю заверченных кижат

Словами на сердечке-блюдце.

 

Рассказ о расставании в эфире. Должно быть,

Звёзды заговорили, всё сошлось. В сценарии сгодится.

Два голоса - две перелётных птицы сегодня рядом.

Один то зазвенит, то затихает робко.

Другой - живой, доверчивый,

Смущённо оскользнулся с ветки ломкой.

 

Любовь не отпускает в отпуска, на пенсию.

Певица за окном споёт тебе “Разлуку”.

И эту песню-муку попробуешь заесть

Хрустящим пирожком - он с мясом, луком.

Слова теснятся. Ведь и они устали не звучать,

Скрываться, не сбывшись.

Выплеснулись. Строятся в строку.

27.7.95


РАЗЛУКА

 

В звенящей тишине ты различишь те звуки,

Как будто голос мой окликнул, прозвучал.

И Глинковский ноктюрн напомнит о разлуке,

Романс без слов - в нём всё, и чудо и печаль.

 

Словам позволив жить и чувствам воплотиться,

В стихийности мольбы себя не утесняй.

И сокровенный смысл на чистые страницы

Ты выплеснешь легко и слёз не осушай.

 

Поэты видят сны, и радостно нам снилось,

Мечталось о любви в тисках своей судьбы.

Но явь нам не по силам, и с этим согласились,

Расстались. И осталось о той мечте забыть.

 

Наш домик у сосны, четыре ветви-руки,

Цветы саранки, шелест и шёпоты ручья.

Не просыпаться, плыть, дышать под эти звуки...

Нам можно вместе быть, но не при свете дня.

 

                      Прощальные слова - я знаю их печаль.

                      Ты пишешь мне -“спасибо, дорогая”                          

                                                 Мы расстаёмся, но не говорим “прощай”.

                      Последняя любовь не догорает.                                                                    

21-29.7.95


ВСТРЕЧА

 

Бездомные влюблённые мы оба долго строили

Он,как Робинзон, мне домик в горах у озера,

Я ему у моря прекрасный ледяной дворец,

Прибежище для двух сердец.

 

В безумном воздухе пропащей стороны

Гниёт всё, рушится, и рук его не слушается.

Осталось мало сил. Устал он, надсадился,

И домик его развалился.

 

И мне бы надо всё иначе - не ледяной дворец,

Не дачу. Не надо было столько пыла, но я ждала,

Творила года три, всё вытопила изнутри.

Дача простаивала и растаяла.

 

Нет никому везенья, ни ему, ни мне. И нет

Спасенья. И домик у горы был помраченьем.

И мне жить ожиданием было погибельно.

Мы вновь бездомны, два овна.

 

Для вечности всё надо строить не так, иначе.

Погибли наши дом и дача. И явственно я слышу зов.

Зовёт мой Робинзон. И я вхожу спокойно в волны, 

Поняв - это меня, за  мной.

 

6.11.95                

                         


 

 

                            К ЧЕМУ ТЕПЕРЬ СЛОВА ?

 

Ты всё молчишь из года в год и хмуришь брови,

А он живой, и ждёт меня с любовью.

“Заговори !” - тебя звала я и просила,

Ведь у любви моей иссякли силы.

И нет тепла. Погасли две свечи.

К чему теперь слова ? Не говори, молчи !

 

Я не гадаю, кто мне мил, что дальше будет.

Но только знаю, что меня молчун мой любит.

А чувство новое всё крепнет, прорастает.

Любви и нежности мелодия простая.

Но слышу зов...Сама зову в ночи...

К чему теперь слова ? Не говори, молчи !

 

6.4.96

 

 

Два славных барашка х он и его подружка

На швейцарских пасутся лужках...

Видится или мечтается, в яви иль снах ?

Женщина в розовом с ясным красивым лицом, потом

Ощущенье предгрозовое - у неё нет лица !

Под летним зонтом черты её  растворяются

В благоуханных луговых цветах...

Тают в лучах жаркого солнца.

 

22.5.98

 


 ПОСЛЕДНЯЯ СТРАНИЦА

 

 Закончилось.Спокойно.Чисто. Честно.

 Путь  дальше в никуда и в никогда,

 И колесу любви катиться некуда.

 И дальше длить нельзя и неуместно.

 

 Живую, дерзкую, её впрягли в коляску призраков,

 Служения. Он тянет потихонечку своё

 На редкой паузе везения,и даже

 Словами выписывает пейзажи.

 Никто как будто им не мешает,

 Не убивает. Но жизнь тихонько

 Убывает.

 

 Он к вечности прицелился –

 Создать нетленку.

 Состарились и подустали

 Пришлось обоим лечить суставы,

 Голень и коленку.Их приближенье

 Отсрочкой было к чему-то главному,

 Или последним кусочком жизни-

 Славным ?

                  

 Её слова не лгали.

 Сначала всё куда-то звали,

 Потом хранили, согревали,

 Шептали и постепенно истаяли

 Где-то у Ниццы, вблизи Италии.

 

 Где теперь странница ?

Что им порою снится ?

Не повторится -зов, Ницца.

Последняя любви страница.    

  

4.8.95


Маритуй -

Точка на середине планеты.

Вам какую половину - ту иль эту ?

Мне - ту, где глубокая чистая вода

Холодна. Бег катера по глади,

И сквозь россыпь струй

Вот - вот покажется

Маритуй.

Всё было, его не бывало - Байкала.

Радовалась, ждала этой встречи, как чуда -

С озером и горами, как встречу с ним - годами

К нему не приближаясь, но в себя погружаясь

Всё глубже.

Приближением предметы обожания меняются.

                            Как вода в озере переливается оттенками

Не тьмы, но яшмы и лазури.

Вода просыпается. Весеннее её лицо

 Я вижу наяву, а горы манят, ускользая.

Но мы остановились в голубом заливе, зале.

Маритуй остался за двумя холмами, в дали.

Там меня кто-то знает, но меня с ним нет.

Он в последний момент передумал и

Отдалил нашу встречу.

Печально ему отвечу :”Разве можно отнять

То, что тобою владеет, что в тебе,

Что сокрыто в твоей судьбе ?”

 

Точка середины планеты, где ты ?

В конце света ? Мне туда, где есть он,

А меня нету. Где глубокая чистая вода

Холодна. Бег катера по глади,и

Сквозь россыпь струй вдруг появится

Маритуй.

 

             Людмила Корина

       

        Май 94го на Байкале

 


Я видел сам, я видел чудо -

Упала алая звезда !

Ещё такого никогда

Никто не видел, чтоб оттуда,

Где чёрт-те что и Бог весть где,

Упасть малиновой звезде !

 

В пяти шагах, почти в ладонь,

Когда б не эти пять шагов,

То я б сумел поймать огонь,

Дар снисходительных богов,

                   Живую плоть иного мира !

 

И мне ль такого сувенира

Не оценить,не оправдать !

Кому звезда даётся в руки,

Тому даётся благодать...

 

За просто так, а не в заслуги -

Легко, надёжно, безопасно...

Не ждал, не звал, однажды - вдруг...

А тут промчалась мимо рук,

Мелькнула, вспыхнула, погасла

И стала камнем меж камней.

 

И чуда вовсе не случилось,

Кому-то , стало быть, нужней,

И Божий гнев, и Божья милость.

А я и так имел немало

От звездопада в стороне -

В пяти шагах она упала не,

Предназначенная мне ! 

 

                              Леонид Бородин
         Титаник

                          Тане с.

 

Сгустились силы зла. Земле скользить мирами

Уж не под силу, ей  не  справиться самой.

Но Добрый рядом,здесь. Он освежит  морями,

И раны заживит прохладою лесной.

 

А зло опять пришло, всё на пути сметая,

Стирая имена  неузнанных отцов.

И сыну-сироте так горестно бывает,

Что сотворил отца из образов и снов.

 

Он для себя открыл, что зло не исчезает,

Ни принесённое тебе, ни причинённое тобой.

А я своё скажу, я сердцем это знаю -

Благословенна  доброта, и не кончается любовь !

 

По глади тёмных  вод идёт  Любовь -Титаник.

В ней тайна бытия, вся суть земного в ней.

У края бездны мать собой  дитя спасает,

Энергия добра - любовь  не  исчезает,

И даже исцеляет  силою  своей.

 

Доверься доброте, забудь пока про злое.

К крыльцу твоей беды тропинки замело.

Ты слышишь, как поют :”Отдам я всё земное...”,

Пока  жива любовь, добру уступит  зло.

                                                             

Он для себя открыл, что зло не исчезает,

Ни причинённое тебе, ни искуплённое тобой.

А я своё твержу, я сердцем это знаю -

Благословенна  доброта и не кончается любовь !

 

                                                 1.7. 98  Генуя

 

 

 


     Авторы музыки романсов и песен на стихи Л.Кориной

( упоминамые в тексте)

 

Людмила Корина :

Любовь до встречи,

Расставание,

Арбат поёт,

Небесная песнь

 

Борис Рощин :

Разлучили нас,

Остров одиночества,

Рубашка,

Любовь -страдание

 

Александр Корчагин :

Пасхальная

 

Владимир Зуев :

Тишина

 

Владимир Багров :

Наша невстреча,

Скажите мне правду,

Пою мелодично

 

Степан Соснин :

Любовь-пересмешница,

Забудь меня !

Женщина в море(музыкальная сцена),

Я не знала,

Разлука,

К чему теперь слова

 

Евгений Андрианов :

Анастасия,

 Лестница,

Титаник

 

 

 

 

      

ПЕЧАЛЬ – ЭТО СВОБОДА

 

…Неужели он это серьёзно? Знамения, мистика цифры 144?Его друг, которому Великий Революционер несёт для прочтения все свои опусы, наверняка спросит: «Вы что это, серьёзно?»Тане моей  этот ребус понравится – она мастерица номера разгадывать, имена  анализирует не хуже, чем  академик Щерба однокоренные слова.

Новый рассказ опубликован  в популярном журнале – мелодрама, страсти-мордасти, а в конце прячется - это мне приснилось, всё это я выдумал. Странное покаяние – монолог недостоверного человека.

 

Это мне напомнило один  эстрадный шлягер - «Ты прости меня, любимая, за чужое зло!» Человек вроде осуждает себя, но грех переносит на другого, да ещё требует к себе сочувствия – «я тебя потерял, а ты меня не бросай». А ведь бросит, как пить дать, бросит.

Недавно  на конкурсе молодых талантов  девочка это пронзительно  так прокричала, со слезой. Слушатели её надрыв почувствовали, аплодировали. Но фальш слов и в детском исполнении  резала слух.

 

На эстраде слушатель не вдумывается  в смысл текстов, как их теперь называют. Высокий трудный смысл настоящих стихов  для этой забавы- потравы не годится.Так, вырывают отдельные строчки – свеча горела, скрещенье рук, скрещенье ног… Поэт писал эти строки не для эстрадного крика.

 

А в опусе В.Р. Набоков  упомянут - это предпочтение приписал своему герою.Роман «Западня» написан в годы нашего общения – кое-что в тексте мне послано.Он и нашу историю не скрывает из-за своего   характера, даже фотографию мою на рабочем столе поставил. Вроде не боится что об этом подумают. А вот легко ему было слушать на радио   цикл моих лирических стихов, ему посвящённых, особенно о расставании двух любящих?

«Эк вы обернули,-сказал бы на это Лебедев в «Идиоте». Мною в самом начале   было понято то, в чём он себе и сейчас не признается.

 

«Она стоит, качается в автобусной петле…» Рана была смертельной, всё

 последующее шло по инерции. Самозащита, правда тех чувств.

В его попытке написать об этом рассказ дама слабая и недостоверная, как и его альтер эго. Недостающее звено в  рассказе - его чувства по нарастающей.

 

В рассказе его герой свою мечтанную женщину  не узнал. Пишет, что вообразил себя этаким героем. Наверное он с улыбкой прочёл фразу, написанную на моей книжечке : «Они вспоминали “баню”, и оказалось, что у неё было интереснее». Этот парафраз из воспомининая Нагибина о Галиче пришёлся кстати.

В.Р. в рассказе своём об этой «бане» откровенен – решил поиграть, напялил маску, дал волю инстинкту. Потом ужаснулся – что же это в нём сидит? И, пиши пропало, садится на любимого конька – ведь зло не исчезает. Исправить невозможно, и пробовать не стоит. Ушёл в затвор молчания.Я в музыку спряталась.

 

А ей – живи как хочешь .Он скорбит о многом, пропущенном в жизни.

Потом подсчитывает – «Ошибся раз, а ты прекрасна, ошибся два – а ты умна.Ты из цепи моих ошибок и заблуждений  создана». Авторство  приписал Фёдорову –Василию что ль? В моей  композиции на этом месте стоял его другой стих.  Спохватился. В этой литературной игре  он опять подражал Набокову.

 

 В книге стихов посвящений ему не сняла, более того – ему, коллеге, на  подаренной книжке уточнила всё с ним связанное. Я мастер открытой игры. От этого она не становится проще.

 

Столкнулись однозарядные. И длилось всё это долго. Длится - в понимании, которое было ему обещано. Надеялся, что собьюсь с тона? Не вышло.

Такие бури вокруг его жизни и творчества развела. Настоящий пиар в одиночку. Руководитель литературного отдела радио, вовлечённый  в этот промоушн, настоял, чтобы взяла у В.Р. интервью: надо, чтобы вы встретились.

 

Прибежал мой герой на прямой эфир, опаздывая, по звонку редактора. Мне не позвонив. Впервые за микрофонами мы сели рядом. Прощаясь в эфире, но он об этом не знал. В тот день написал в подаренной мне своей книге «дорогая» бисерными буквочками, будто прячась, отметив верность, столь редкую в наше время. Я ему всё это вернула стихами.

 

Настало время раздумий наедине с собой. В его романе не прорыв к себе, к реальности, а в убаюкивающую  сказочку в райском уголке на костылях мистики, внеземного вмешательства. Своего избранничества, спасителя человечества, – никак не меньше. А в финале всё это рассыпал – вы думали я об этом серьёзно? Это  так – мираж, видение. Приснилось.

 

Прощаясь в стихах, отметила его комическую озабоченность - как бы кто чего  о нас не подумал. Прописалась усталость от его изворотливости, никому не нужной. А ему довольно безжалостно – скачи наверх кузнечиком, спеши, и моя усталая поступь вверх по «нашей» крутой лестнице в редакцию. Пожелание ему искренности в писаниях,   хотя бы под личинами и масками героев.И далее – не побоялась встать певицей под окнами: «Устали окна, не смеются…по нашей лестнице взбираемся вдвоём – блокадные старушки-подружки лезут по наледи с вёдрышками добытой воды. Нет, это я тащу своё ведёрко в последний раз. Лестница, завершающая первый цикл «Люби меня», протянулась к этой, и они сомкнулись – над пропастью новых времён.

 

Параллельно с лирикой пишутся пародии о нас с ним. Поручик Киже, отсюда Киж, Кижик-пыжик где ты был? Ты из книжек выбил пыль? Меня живую втягивает в бумажные прерии –« душит, уводит, и жизнь из  меня уходит». Чуть высунется   с чем-то искренним, и тут же начинает накручивать тень на плетень. Я  этот   его  рассказик пропечатала своей «Высокой любовью», чтобы не высовывался со своими репризами.

 

 

 

 

Опубликовал юношеский дневник, поведав о  своих корнях. Опять вызов?

Чтобы другие не докапывались. Может, потому с матерью были сложные отношения, что не мог ей простить тайны своего рождения, о которой узнал подростком случайно.

 

«До общения не снисходил, от ласк отбрыкивался»- это нам знакомо. Критик пишет о его беллетристике – тут и робинзонада, и воровская малина, и стрельба, как в детективах.

 

У него в романе – совратил бабёнку, и распалось магическое число. Спасти человечество - намерение его героя.  Объяснял, что именно в этом суть романа. Зло не исчезает – чтобы погубить человечество, достаточно жить по звериным инстинктам. Для радио я взяла лирическую линию романа, вычленив её из детектива и  мистического вымысла.

 

Толстовский афоризм «энергия заблуждения». С убыванием физической энергии заблуждение как способ сберечь оставшуюся. Весь опутан догмами. 21 очко – игра умная, главное – удержать маску, открывая себе взятую карту. Но пока  ничего якобы не происходит – всё становится другим.

 

Наша невстреча – сценка из Достоевского. И придумывать ничего не надо было, так и прописать, как случилось, так и плюхнуть в рассказ. Но если своя роль  не нра, то можно всё переосмыслить, и написать заново.

 

Изживание собственных комплексов, отыгрываясь  на  любящих.Это я  уже проходила. А я закусила удила  и стала  воспевать героя  на всю  страну и зарубежье песнями, сказками и былинами.

 

В его мозгу от страха что-то заклинило. Своей версией катастрофы я пыталась вывести его из шока. Вернула в точку аварии, устранила поломку. Живём дальше.

 

Устала, и рада была истечению всех сроков и послесроков.

Были другие берега, к счастью. Надышала, напела ему тоску по роковым страстям, по горячему дыханию жизни. А он себя запретами законопатил. Дала прозвище – Кижик, кузнечик лёгонький и незлобивый. А он – злой тараканище. Оправдывается – нет, внутри я не злой, хороший.

 

Догмами опутан, зашорен, изношен, калечен. И псих.

 

Прошлое отыграно, спето, стоит на полке. Радость- от одиночества, свободы, что воз везти не надо. Свободна – нет его, ига…

Прощаясь, он наверное вспомнил какого он пола. Возраст, и его отличие  - к бабам  безразличие, ничего не можешь, но  и не хочется. Он писал потом о боли невоссоединённости – это у него хорошо получилось.

 

С таким своеволием он не сталкивался. Вся эта затея с песнями и эфиром сначала смущала. Конечно, нравилась, очень нравилась. За каждым словом он понимал больше, чем было на поверхности. И после каждого поступка ждал следующего.

«Лицо женщины, единственное на всей планете» – он таскал эту фразу из рассказа в роман. Нет, не сразу поняла, что это из Гумилёва.

 

Игра  между мужчиной и женщиной  может существовать только в развитии. В моей «Последней странице» … « и колесу любви катиться некуда…И дальше длить нельзя и неуместно».Не интересно.

 

«Хитрить, прикидываться, обманывать, тянуть. Не надоело ли за целую жизнь? Стать ходячей схемой – такая цена не слишком ли заломлена?

Да, это была девочка его детства, школьная подруга, как же он не узнал её? Дикость какая – дожить до того, чтобы женщина казалась помехой». (АИС)

 

В вершинном возрасте. Когда это? У кого – как. У каждого свои года.Попытки  Аристова сблизить нас в работе над интервью,  не дали привычного текста передачи. Я не вписываюсь в предложенную роль. Получился рассказ художественный, творимый на глазах у слушателя, лирический, где В.Р. сыграл себя, я – себя.Всё это в моей режиссуре. Его проговоры – материализованная цитата моей песни-«и возбужденья оговорки – всё это робкий наш роман». Моя апологетика ему в этом дуэте – чрезмерна. Собеседник не может быть критиком. Но   мнения серьёзных критиков были взяты за основу.

 

Впечатления от такого дуэта могут быть обманчивы. Чуковский пишет в дневнике: «Маяк прибыл с женой Брика, все они держатся чудесно – дружески и непутанно. Видно, что связаны они крепко и уже столько лет!»Чего только не покажется – ведь это на людях. Так и о нас с В.Р. можно придумать разное в версиях “Расемона” .

 

Когда я  очень редко захожу в редакцию –  благожелательная ко всем,с очередным подарком – кассетой записей на радио передач или новых песен, спокойная, хоть и волнуюсь внутренне,  задавая тему и тон разговора, деликатная, он – прячущий глаза, весь деревянеющий, с жестами рук Буратино, выдавливающий ответные реплики разве что более окрашенные, чем гримасы, или в минутном оживлении выбалтывающий какие-то благоглупости, продолжая работать, или делая вид, что-то просматривая,  - выходит, возвращается, глуховатым голосом что-то говорит, не пригласив меня выпить чаю, оставив на выбранном мною в сторонке стуле, как просительницу в кабинете начальника КГБ, и на прощанье подставив щёчечку для поцелуя или маленькую ладошку для пожатия, - как он себе при этом видится  писательски –

благодушным, спокойным и умным? и не побоится  ли когда описать этого деревянного человечка, разжигающего потом костёр своих раздумий на манер Л.Толстого, с расщеплением на атомы всех переживаний, промелькнувших мыслей – от испуга до обнаружения интереса - этих забав прозаиков, пишущих в «самоколупании» (это из его текста  словечко), в прозе ведь главное – забалтываться витиеватым слогом – то  верно, и эдак неплохо, а если случайно прорвётся наружу что-то неконтролируемое сознанием, то  можно «подарить» персонажу, слегка отбелив, сыграть с  ним в рокировку цифрами возраста, послать шифровочку, чего там – литература  - игра занятная, махай себе ручкой, писательские выверты  критики понимают , но вот эта попалась влюблённая, но не дура – тàк ответит стихами, всё упрятанное вернёт. Наверняка пишет не только лирику, но и пародии. Хуже КГБ, ей Богу!

 

И вылезет всё боком вам – любителям Набокова…

 

Он похоже давно живёт не для себя, а для какого-то будущего жития  в истории.

В жизни он интереснее героя этой будущей книжки, под диктовку которой действует. Надо безумствовать, лететь вниз головой, а не давить моральными рецептами. Написала ироническую поэму параллельно с лирикой  - о нас.

 

В голове медленно зреет понимание происходящего. Нельзя людям дарить такие сны – это жестоко. Звучит мой голос , мелодии, на весь мир.

Не унимается, сердешная, зовёт в даль светлую. А вокруг кривляются, плачут, поют под окнами редакции…

 

Ощущение полноты и цельности жизни. Только об это неуступчивое молчание могла биться волна  моих слов. В них другая реальность.Я несколько лет была полна живых чувств, любви, была окружена музыкантами, певцами.

 

От первого письма в редакцию до интервью на радио, доверенное   мне как исследователю его творчества.” Но он был рядом, за экраном. Табу не в силах превозмочь, он наблюдает чувственную дочь…”Ему, чтобы полюбить меня, необходимо почувствовать, что он окончательно меня потерял. А я по логике тех чувств, иногда звоню, думая, а вдруг  ему сейчас одиноко, больно. А так - потерпит. И он не даёт мне назвать себя. Сразу говорит – я вас узнал.

 

Расставались на хорошей ноте. Я своё спела, увозила воспоминания о любви, написав в “Разлуке – последняя любовь не догорает”. Да, было много необычного – но всё прилично – «она ТАК любит». Такого опыта у него наверняка не было. На такой энергетике.

 

Два литератора, немолодые, упрямые, всё замечающие, пишущие – заигрываются. Я пою в эфире на весь мир о любви и  не представляю себе ничего такого. Только в первые месяцы жила в ожидании встречи – звенел каждый нерв.

В дальнейшем писала из этого эмоционального состояния, помнила, спасалась через труд. Везла свой театр  как ломовая лошадь.

Выдохнула –В-С-Ё! Спаслась, выдержала.

Финал Кижа – моя любовь вся людям роздана.  Была потребность высказаться. Невысказанность  мучительна.

 

При прощании я всё не уходила, заглянула в кабинет. Он уже не держал лицо – оно было печальное. Погрузился в своё и не всплывал. Но я не хочу к нему туда, на это дно. Долго я его держала на плаву. Ведь человека можно хоть ненадолго исцелить песнями. Разлука – это слово стало наполняться нешуточным смыслом. 

 

“Я не служу – живу в Кижах, кормлю заверченых кижат словами на сердечке- блюдце”. Да, я у вас не на бессрочной службе. Для его  характера так бы здоровье пригодилось, чтобы отыграться в этой игре – войне. А он избрал единственную любовную пытку – молчание. Может быть, жене поклялся? Как я ему теперь благодарна за это молчание.

 

На прощание сказала во время интервью:”Наша встреча  дала импульс моей работе в литературе и песне”.  Жила насыщенной жизнью, спокойная, увлечённая своим делом. Он смотрел эту  жизнь на кассете, прокрутив её  с конца и не на той скорости. Даже музыкантов сторонился, увиливал, прятался, потом посмотрел всё сначала – как это было и ушло невозвратно. При самой первой встрече я спросила : «Я вам нравлюсь?» “Да”,- смущённо и искренне прошептал он. Момент истины. Больше такого лица у него не видела.

 

Всё в нём кричит – люби меня. Это есть, это я угадываю через всё.

 

Я тогда после первого звонка и его выдуманной отсрочки поняла, что у нас всё пойдёт наперекосяк. То, что ему показалось банальным началом, было  его банальным  поспешным непониманием. Как человек с такой судьбой и талантом мог  так чувствовать! С  этим недоумением и жила – “единственная на всей планете”. Когда напечатали его рассказ в журнале, милая секретарша сказала – почитайте, там рассказ о любви. Зная уже - кому. О себе – пусть без радио, песен, эфемерной популярности. Но – одна, уже свободна. Печаль - это свобода, потому что ты  можешь осилить расставание и   признаёшь право другого на эту свободу. Чем-то всё удерживается и сливается в гармонию.

«В приморском  городе за домами чувствуется море. Оно всё проверяет своим величием».  Лето 95 –февраль 2010   Генуя

 

2011й  23го  ноября вылетела из Шереметьево  в Геную через Рим. А 25го в 13.30 (разница по поясам теперь 3 часа) сидела у компьютера, сын подошёл и сказал: “Умер твой зэк, передают новостной строкой, 40 минут назад”. Потом сообщали, что отпевали его в храме Николы в Хамовниках и похоронили вблизи его  летнего дома  на деревенском кладбище близ дороги в Сергиев Посад, у берёзки. « В Загорске заутренний звон отзовётся – у дальнего моря тобою поётся…» Сегодня 4е декабря – 9 дней

 

 

 

Год чуда и печали, автор и исполнитель инсценировки Л. Корина.

 

 

        img018  img019

Полёт бабочки над пропастью лжи

( о судьбе Виктора Луи и Юрия Бородяева)

 

По паспорту он Виталий Евгеньевич Левин. Мама   еврейка, по его признанию. О папе не известно. Прошёл путь от  тюрьмы Суханово конца 50х, куда попал за махинации, до статуса выездного во все концы света журналиста с конца 60х гг вплоть до смерти в Лондоне в 92м.Корейко и Остап Бендер, плюс Беня-король. Анти-герой  своего времени – 60е-80е гг. СССР во всей красе соблюдения своих интересов, закрытости и секретности. Мэллор Стуруа пишет: Виктор Луи заключил договор с дьяволом. Хаммер сбывал антиквариат, а этот – информацию, выгодную режиму в дозволенных дозах.

 

На моём сайте с осени 09 года я доводила   до задуманного замысла радио рассказ «Двадцать писем другу» о событиях в связи с бегством летом 67года Светланы Аллилуевой на Запад, как  о лирическом рассказе на фоне международной интриги, где главными персонажами были переводчица и итальянский журналист Энцо Бьяджи, приехавший взять интервью у родственников и детей беглянки. А потому уже помещённые фото Аллилуевой  и семьи, которые КГБ достало из её архива и опубликованные в книге «Мама Светлана, дедушка Сталин» написанной Бьяджи, убрала, оставив только обложку  и  3 фото, что фотограф снял во время интервью и поездки в Гори.

 

Фильм о журналисте - провокаторе вышел в январе 2010года. Видимо такие сроки были отпущены историей и судьбой фильму и моему рассказу, написанному по следам событий, теперь уже можно было сказать  об этом и о том. В  моём рассказе речь  шла в частности о передаче рукописи  книги Аллилуевой на Запад неким Виктором Луи.

 

А завязка некоторых событий приходится на осень 61 го года , или ещё раньше –  зиму  конца 59го, когда я,  стюардесса Ленинградского Аэрофлота в предверии получения диплома Герценовского пединститута, на борту Ту-104 везла правительственную делегацию из Москвы в Ленинград.Познакомилась с оператором Бородяевым Юрием Фёдоровичем.Мне, ещё недавно готовившейся на операторский факультет ВГИКа было интересно это знакомство. Высокий, похожий на аристократа или голливудского актёра – благородный овал лица, светлокожий, с голубыми глазами мужчина лет сорока, светлые  волосы  с оттенком седины зачёсанные с высокого лба. Он очень был оживлён в разговоре со мной и пригласил поужинать  вечером в «Астории». Я пришла в элегантной зелёной кожанке на рыжих лисах. Но раздеться  было предложено не внизу, а в  его номере, где был накрыт стол с роскошным ужином. Поужинали, поговорили о фотографии. Я была  спокойна и уверена в себе в этой ситуации. Этот заман был слегка комичен. Прощаясь, Ю.Ф. дал мне свой домашний телефон в Москве.  Через два года  я переехала в пригород столицы к родственникам и  продолжила  работать в Интуристе. 

 

Прогулка с Ю.Б. в Ботаническом саду 1го октября 61 года.

Находимся на одном пятачке  и не разминулись - я работаю с туристами, он оператор при американском агенстве Эйбиси, их офис в гостинице Метрополь.

Узнаю, что в стране всего два русских аккредитованных корреспондента  -  журналист Виктор Луи и кинооператор Юрий Бородяев.О первом слышу, что он женат на англичанке, Юрию через пару лет КГБ делает предложение о сотрудничестве, но он  отговаривается тем, что  языком английским владеет  слабо. Кстати, не по этой причине, а чтобы видеться  со мной, он начинает брать у меня уроки английского.

Впоследствии я понимаю, что с ним так и не сговорились, так что  ко времени  отъезда Сэма Джеффи в 66м и приезду другого корреспондента Эйбиси, Бородяева списывают  на телевидение. Сэм Джеффи, то бишь Сёма Иоффе, симпатичный, скромный и общительный   тридцати с небольшим лет  мужчина,  среднего роста, лицо в фурункулвх. Приехал в 61м в Москву уже разведённым и через пару лет женился на Джун,  девушке из Новой Зеландии, работавшей с детьми в  посольской семье.  Сэм поступил благородно, иначе её могли выслать за связь с ним. Она была недурна, они хорошо смотрелись. С корреспондентом работает переводчиком  Саша, развязный тип, вечно в погоне за юбками. Я  приходила  к Юре и  в другой офис-квартиру Эйбиси в обычном новом доме  на Кутузовском проспекте, недалеко от гостницы Украина. Эти дипломатические дома охраняются постом милиции в общем дворе. В квартире есть домработница, всё под контролем.Я часто присутствую на съёмках , это право оговорено Бородяевым.

 

Из инэта сейчас узнаю, что  после смерти Сэма Джеффи в 86м, началось  расследование  и открылось, что он  во время всей журналистской работы  в СССР и других странах, был платным сотрудником ЦРУ и ФБР. Как говорится, один журналист стоит двадцати агентов – он свободнее может подходить с вопросами на улице.

16го июня 63 года  на Красной площади я подыграла мистеру Джеффи - он заранее предупредил, что спросит о полёте Терешковой у меня, как у девушки из толпы.  На хорошем английском я  сказала, что это важное событие для всех женщин мира. Он потом сообщил, что в течение недели  я была королевой телепередач на Эйбиси.

 

В 66м мне довелось работать с приехавшим в делегации  сопровождавшей  Де Голля корреспондентом Эйбиси при Белом Доме Джоном Ролфсоном, которому посвящён  рассказ «Розовый дом» на моём сайте и в книге. Тогда по какому-то поводу мы  с Джоном оказались в московской квартире Виктора Луи  - в ней на белых стенах были развешены  дорогие иконы. Хозяина не было. С нами был Джорж Уотсон, который сменил в Москве Сэма Джеффи.

Юрий Бородяев умер в феврале 84го. Нуждаясь в деньгах, надорвался, когда нёс по лестнице на этаж  к себе в квартиру телевизор для ремонта(узнала об этом случайно от  женщины, работавшей с ним на телевидении ).Машину Бьюик, которую мы с ним купили в 63м у ливанского посла, ему КГБ в отместку подпортили – сначала сотрудник ДПС отобрал  права 9го мая(Юра выпил, фронтовик),  стоявшую год в гараже и поржавевшую,   продал, купив Москвич. Это уже было без меня. Деньги на Бьюик 1700 рублей   мы собирали с трудом (мы  в 62-63м жили на съёмной квартире) - пришлось Юре  продать свою кинокамеру и  фотоаппарат Эдмунда Стивенса (моя идея), сказав, что потерял(тот неплохо наживался, публикуя Юрины фото, поэтому смолчал), а новый современный «ролик»  ему вскоре вручило руководство Эйбиси(моя подача, я поведала по случаю о пробемах с аппаратурой).Чтобы помочь с покупкой машины, мне пришлось отнести в комиссионку кожанку на лисах, и в последующие 7 лет мёрзнуть в старенькой  полушубке.

 

Недавно попалась  в моём архиве  фотография давней Юриной машины - Бентли 38 года. Как  и где он её приобрёл, может и говорил мне – не помню.Наверное от него она попала в коллекцию Виктора Луи, и  после больших затрат, с новым кузовом, стала его самой любимой  машиной в коллекции. Добрый и обаятельный Юрий Фёдорович    оказался  путаником, человеком без стержня. Его двойственность обозначилась на лице – у него было два профиля ,  две  стороны лица - красивая  и простоватая.

 Он не всё рассказал мне о своей семье  в начале нашего знакомства.И когда уже стали жить вместе и полюбили,  проблемы  возникли  нешуточные.Он подал на развод, уже было объявление в газете,  но родители были против, жена  нас выслеживала.

 

Запутался он во вранье и перебежках. Расстаться было необходимо, чтобы спастись – мне. Ревнив  он был патологически, без всяких оснований.

Я  выдержала его мощную осаду в 64м в течение года, не уступая  мольбам вернуться. Страдая, преследовал, напивался, что-то дарил, потом уносил вместе с тем, что ещё оставалось в нашей скромной комнате, которую я все эти годы оплачивала уроками. Золотые часики(его подарок)  вместе с телеграммами длиною в письма я отправила жене.

Остался он вскоре без машины, без меня(успев спустить единственное что было мне отцом подарено- пианино), потом без семьи –жена поздно, но поняла его вранье).

У меня ничего от него не осталось, только колечко-ребус, которое он выиграл на пари.

В душе всё заледенело, но на работе говорили, что я  отлично выгляжу. Вернулась к бабушке   и родным в деревянный дом в пригороде – там он не мог меня достать – стыдно, отсюда увозил, дав бабушке слово,  братья и побить могли.

 

У Сэлинджера есть рассказ «С любовью и мерзостью» –это  про жизнь, как она есть .Были Крым и Кавказ отпусков , солнце и море Артека,  приёмы, дни рождения в светлозелёном интерьере ресторана Будапешт, мои кулинарные успехи в домашних обедах, премьеры в консерватории…Когда мы приходили в старый дом кино на Воровского, его сокурсницы по Вгику говорили, что мы красивая пара, и  внешне похожи. Я носила первой в Москве платиновый паричок в тон его начинающим седеть волосам. Окончательно расстались  в январе 65го –обедали в Метрополе. На лице Юры была тоска и такое  горе, что  глазам больно было смотреть. Моя боль в глазах  на фотографии расставания  в предыдущий Новый год.   Позже я узнала от подруги, что он оставил семью(у него был взрослый сын и 5ти летняя дочь), а может от него отказались, женился на Людмиле,   немолодой сотруднице тв  с сыном. Мы  больше не виделись. Два года назад он приснился мне – он просил у меня прощения,  клялся как тогда в любви, звал  с собой. Я его вспомнила, но  не простила. Написала стихи грустные  - о человеке с двумя половинками лица.  Улететь с ним не согласилась. Меня  в том  году спасли врачи.

 

 

 

 

 

 

Посещение

Двойник в одном лице –две половины,

Что было в матери,  отце,

Кто в сей двуликости повинен?

Аристократа стать, он ликом совершенен –

И этот профиль благороден,

И естественность движений.

Но – присмотрись, нет, слева посмотри,

И зеркало, что затуманилось, протри-

Исчезло виденное ранее,неуловимо

Совсем другое явно, зримо.

В нём что-то жалкое сквозит наружу,

Кривятся губы, нос вздёрнут,

Он картины новой не нарушит,

Её по-своему творя,а уж в подпитии

Вся прыть и вздорность скобаря

Сошлись в одном лице -один отливок.

Из какого мира – тот из Подлипок,

Этот – должно из Рима.

Сегодня надевает ей заветное кольцо,

И посмотри как искренне его лицо,

Назавтра отберёт, вздохнёт и тащит в нору,

Труся с добычей, забыв приличья,

Кому же это впору?

Про ревность, кажется, талдыча,

Не веря в чистоту девичью.

Устал от пошлости своей и проговоров.

Устала и она.Рассталась без укора

С обворовавшим себя вором,

Далось сие немалой кровью –

Расстались – с болью.

Не видела не вспоминала, дав зарок,

Усвоив тягостный урок.

 

А лет им было – ей двадцать, ему сорок,

Всё в свой срок.И он ушёл из жизни

Через двадцать, чтобы в свой срок

Лет ровно через сорок после встречи

Во сне придти с ней повидаться.

Там в небесах очистился, отринул

Того лица - личины половину.Молчат.

 

 Их рук спокойное и нежное касанье

 При встрече, как у любящих при расставаньи.

«Я прилетел, чтоб унести тебя с собой,

 Туда, наверх, навечно.Ты любишь?

 И девичье её сердечное «конешно».

 Другого, прежнего, молю, не вспоминай».

 Ответа нет. То сон был, небыль…                            6.6.03 

Виктор Луи с женой англичанкой Дженнифер, сыновьями и богатством в годы перестройки перебрался в Лондон.Два десятилетия он прожил в Москве в своём  поместье в Баковке. Собирая   редкие иконы, антиквариат, информацию, устраивая  приёмы в роскошном особняке,угощал редкими напитками, сам  прикладывался. Пересадка печени, которая не прижилась, обернулась раком. Умер  в Лондоне на операционном столе